Илья Meтaльнuкoв

Ночная сказка для Маши Вербицкой

Далеко-далеко отсюда, в стране бесконечного сна, в маленькой ветхой избушке посреди равнины жила-была маленькая девочка Аленка. Сон был сладким, избушка поскрипывала и переминалась с ноги на ногу, на равнине рос иван-чай, а Аленка долгими ночами неподвижно лежала на печке и смотрела ясными глазами в окошко. За окошком, прямо возле избы жил серый волк. Зубы у волка были острыми и страшными, глазищи горели, как две чужих звездочки, а хвост был лохматым и вилял. Еще была бабушка.

Бабушка Аленки спала на лавке, а когда просыпалась, оборачивалась в миг совою и улетала в окошко по делам. Перед уходом она всегда говорила Аленке: "Внучка, поспи, погуляй по избушке, почитай книжку, а тута и я вернуся. И не выходи на двор, там серый волк!" Взмахнет крыльями, щелкнет клювом - и след простыл...

Аленке невесело было: спать давно надоело, из угла в угол ходить тоже не много радости, а книжек у нее было совсем мало - две. Одна большая, с картинками - про ежика, и другая, еще больше - про зайчика. Ежик был колючий и жил в старом поваленном пустом дереве, а зайчик был пушистым и нигде не жил, а хрумкал капустой и бегал по лесу. Сказки были без начала, без конца, а Аленке очень было интересно - что там дальше? Пока бабушка летала, она смотрела в окно на серого волка. Только немного ночью увидишь - одни глазищи разве... Волк все на свете знал и выл страшно, а Аленка только присядет под окошко - и нету ее! Так проходили ее ночи.

Бабушка всегда возвращалась с авоськой в клюве - а там и картошка, и лук, и огурцы, и здоровенный баклажан, и даже сгущенка! Больше всего на свете Аленка любила сгущенку. Окунет в нее палец, оближет, и сразу ей весело! Потому что сгущенка сладкая и липкая, ну а если капелька упадет на стол, можно и слизать... Однажды, пока бабушки не было, Аленка тихонько открыла окошко и осторожно-преосторожно высунула голову наружу. Тихий ветер полей и равнин тронул ее русый локон, а она пальцем только погрозила: "Не шали!" Посвистела, и тут как тут - волк! "Волк!" - сказала шепотом Аленка - "Ты тут?". "Я тут, девочка!" - сказал серый волк - "Выходи, Аленка!" "Не выйду! Ты меня съешь!" "Съем..." - согласился волк и зевнул.

Аленка захлопнула окошко - чего с ним говорить! Села на лавку, задумалась и сама не заметила, как заснула... Разбудила ее бабушка, уронила перо на стол, а за пером - поставила банку сгущенки. "Рада ты, внучка?" Аленка не ответила, залезла на печку. "Бабушка, бабушка, а почему серый волк меня хочет съесть?" "Волки всегда едят маленьких девочек, такая уж судьба их..." "А съест он меня, если я из дома выйду?" "Съест, внучка, съест".

Прошло много ночей. Пока бабушки нет, Аленка смотрела из окошка на волка и думала, как бы его обмануть. Только все ерунда какая-то получалась - может, его сгущенкой вымазать, а он и испугается? Или книжкой запустить? Нет, не испугается... "Сама я скорей испугаюсь..." - думала девочка. Как же быть? А, была, не была, открою дверь, а там прыгну на него, как за хвост дерну! А он, серый, глядишь и затрусит...

"Бабушка, я выйду из избушки, на равнину посмотрю, на иван-чай!" - сказала однажды Аленка. "А волка не боишься? Он ведь тебя съест. Схрумкает, и все!" "А я на него как наброшусь, как напрыгну, как дерну за хвост! Будет знать, как девочек обижать, серый!" Бабушка долго молчала, потом перекрестила Аленку по-православному, и говорит "Иди, видать, такая судъба твоя, внучка! Иди и возвращайся! Может, свидимся еще!"

Аленка надела лучший свой сарафан, туфельки, поцеловала бабушку на прощание и вышла за дверь. Ночь вокруг, как всегда, только глаза вдали горят зеленые. "Волк!" - крикнула Аленка. "Чего тебе, девочка?" - сказал издали волк. "Я тебя не боюсь! Сейчас как напрыгну, наброшусь, за хвост дерну - и поминай, как звали!"

"Не надо..." - грустно сказал волк. "Я так, я для порядка тут приставлен, чтоб не шалила. Ну ладно, видать ты большая уже, прощай!" - и исчез...

Аленка посмотрела на облачко пара на том месте, где был серый волк, пожала плечиками и зашагала по зарослям иван-чая. Она шла так, пока небо не засветлело - впервые за ее жизнь наступало утро, и это было так интересно! Светлей и светлей, и она закричала от радости...

"Дочка! Дочка у вас родилась! В рубашке, счастливая будет!" - сказала акушерка молодой матери. "Имя хоть придумали?" "Имя?" - сказала роженица - "Аленка! Пусть Аленкой ее зовут!" Так и зажила Аленка, и было у нее много радости в жизни, и горя много было, но это уже совсем другая сказка...

Илья Meтaльнuкoв




Advertisement on IMPERIUM.LENIN.RU:
С ВАМИ БУДЕТ ГОВОРИТЬ НАТО! | У земляных червей нет будущего
Тезисы свободного программирования | Боевая машина любви


:ЛЕНИН: