With friends like these...
[ О проекте | Лента | Поиск | От составителя ]

Архивы френд-ленты Livejournal.com (Anya_anya_anya: 02.2001-10.2002)

[ Anya_anya_anya's Livejournal  |  info  |  Add this user  |  Архивы Anya_anya_anya  |  Оглавление  |  memories ]
2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  |  11  |  12  |  1  |  2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  | 

anya-anya 20:22, November 1st 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Вчерашний сон
    был о том, будто я нахожу всем своим знакомым их "если бы". Людей, которые были изначально такими же - но выросли в другом месте, в другое время впрочем, у некоторых совпадали даты рождения, лица, имена. Я думала, всем будет любопытно посмотреть на себя со стороны, но отчего-то знакомые мои начинали странно моргать глазами, говорили как один "Да-да, всё это очень интересно" и пропадали. А это была моя работа, я ничего больше не делала, кроме как искала для людей их "если бы", я расстраивалась, что никто ничего не хочет знать, потому что боится увидеть себя со стороны, и я трачу свое время впустую.
    Я нашла даже одну супружескую пару, которой полностью соответствовала пожилая пара моих соседей по бывшей квартире. Та, найденная, жила где-то во Франции, в домике маленьком, виноград - плетеный заборчик - много горшков, они были гончарами, и они же расписывали свои горшки. Я уговорила бывших соседей доехать до Франции на машине, а сама остановилась, их ожидая, в домике у замечательных этих гончаров, с ними было уютно. Но бывшие соседи так и не доехали - точнее, они доехали, но не решились войти, мы слышали, как они ходят вокруг дома, шепчутся потом они пропали, потом опять подъехали, а потом мы перестали их слышать совсем. Зато появился Паша Ш-н, он говорил о странных перемещениях наших несостоявшихся гостей тоном заговорщика, хотя мы ничего ни от кого не скрывали. И настроение мое испортилось от очередной этой неудачи настолько, что я решила бросить свою работу.
    И тут я вспомнила, что мне нужно на интервью к писательнице какой-то, на улицу Кравченко - и оказалась на улице Кравченко. Улица не была на себя похожа: там текла Москва-река, слишком для себя голубая, там стояли скромные, но замки, и там была ранняя осень в багряно-золотых, очень ярких красках. Писательница жила в замке, но к себе меня не пригласила, а повела в кафе. Она рассказывала о том, что жизнь - это только преодоление препятствий, ничего больше. Она сказала:
    - Вы знаете, почему мы сидим здесь, а не у меня дома? Чтобы учится преодолевать препятствия, я окружила свой дом забором, в котором нет калитки. Мне приходится перелезать через него, если я хочу войти или выйти. Мне неудобно было предлагать вам последовать моему примеру.
    - Ну да, - ответила я растерянно.
    Я не узнавала город чем дальше, тем больше. На той стороне реки высились немыслимые какие-то небоскребы, и жизнь там казалась слишком оживленной для Москвы. Но писательница спросила, где я живу, и сказала, что если я хочу попасть к себе домой, достаточно сесть на троллейбус, который ходит по её улице. Троллейбус сразу же появился на горизонте - и я села в него - и единственной оказалась пассажиркой.
    Мы ехали индустриальными пейзажами, я разглядывала их и удивлялась. Это была Москва, однозначно, но какая-то совершенно не привычная. Мы ехали без остановок, и даже светофоров не было. Но вдруг что-то случилось - троллейбус сорвался с проводов, смяв ограждения, завернул на большую, шумную и многолюдную стройку, начал кружить там над ямами, врезаться всеми боками в бетонные трубы - от особо экстремального толчка я вылетела в окошко и приземлилась на крошечной площадке: в яму передо мной лился бетон, из ямы за моей спиной торчали какие-то штыри, а по бокам теснились краны, всё это сильно тряслось, и я подумала: конец, однако. Но вдруг всё стихло, движение полностью остановилось, бетон перестал литься, а откуда-то спустился усатый дядька, похожий на кладовщика Володю, и он вытащил меня со словами:
    - Эка тебя угораздило!
    - Простите, - сказала я.
    - Да ничего, - ответил почти Володя, - мы всё равно обедать собирались.
    - А где троллейбус? - спросила я.
    - А вон он, - ответил почти Володя, махнув рукой в сторону.
    Троллейбус выглядывал из-за бетонных плит с виноватым видом, и я пошла к нему.
    - И что всё это значит? - подумала я.
    - Вы понимаете, - ответил кто-то в моей голове, - я сплю по ночам с двумя кошками. Но вчера одна из них умерла, а вторая пропала. Вы понимаете?
    - Ну да, - ответила я на всякий случай, не понимая совсем.
    Из троллейбуса вышла невысокая рыжеволосая девушка, в летнем платьице, и она пошла мне навстречу, улыбаясь. Ещё она пританцовывала немножко.
    - Вы не могли бы показать мне город? - спросила девушка. - Я не местная, я каждый день езжу на троллейбусе по одному и тому же маршруту, и я ничего здесь не знаю.
    Вслух она не говорила, но всё произнеслось в моей голове её голосом. И это был мой голос. И эта девушка была я. Этот город был "если бы" Москвы - эта девушка была моим "если бы".
    Мне стало почему-то жутко.
    - Из троллейбуса тоже можно видеть город, - ответила я, и мне захотелось куда-нибудь провалиться.
    Девушка покорно повернулась и вернулась в троллейбус, она не обиделась. Пока я на неё смотрела, какие-то искрящиеся картинки с дикой скоростью проносились в моей голове, но ничего, кроме ужаса, я не испытывала. Это было только страшно: увидеть себя.
    Тут ребенок заорал мне в ухо нечто малочленораздельное.
    - Заяц, хоть ты и Лёва, а ведешь себя, как последняя морская свинка, - пробормотала я.
    И услышала свой голос уже со стороны, проснувшись.
      (1 replies)
anya-anya 00:10, November 3rd 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Отсмотрев "Амели",
    Анна преисполнилась таинственной значимости и молчаливо улыбалась всю дорогу домой. Даже когда нас оштрафовал за бесплатный проезд в троллейбусе непоймиоткудавтакоевремясвалившийся контролёр, Анна не вышла из туманного своего состояния.
    И я поняла, что теперь наконец-то смогу убедить её выстричь чёлку.
      (7 replies)
anya-anya 15:00, November 5th 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Уважаемые товарищи друзья!
    А вот не знаете - как бы мне вспомнить английский так, чтобы совсем выучить? Учитывая, что ходить куда-то заниматься я точно не могу, а только если дома, пока ребёнок спит.
    Какие есть хорошие курсы, а? Книжные, видео, аудио, на CD-ROM - но для самостоятельного только изучения.
    Подскажите, очень буду благодарна.
    Плохо без языков совсем.
      (39 replies)
anya-anya 13:58, November 6th 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Новые песни о старом - спешл фо r_l
    Наткнулась вот в рамках деятельности трудовой:

    "Однажды утром белка написала письмо муравью.
    Дорогой муравей!
    Я хочу тебе кое-что сказать, но, наверное, лучше об этом написать. Поэтому я и пишу.
    Хотя, может быть, лучше все-таки cказать.
    Белка

    Ветер понес письмо муравью. День был прекрасный, и уже совсем скоро муравей стоял перед дверью белкиного дома.
    - Привет, белка, - сказал он.
    - Привет, муравей, - ответила белка и потерла лапками.
    Потом они поели мёда, засахаренных буковых орешков и сладких веточек ивы, и муравей рассказал белке о том, что она ещё не знала. Или знала, но позабыла, а он об этом знал.
    Вдалеке пел дрозд. В открытое окошко светило солнце.
    В конце концов муравей почесал в затылке и спросил:
    - Так что же ты хотела мне сказать?
    Белка глубоко задумалась, посмотрела в пол и в потолок, тяжело вздохнула и сказала:
    - Я думаю, что лучше я тебе об этом напишу.
    - Хорошо, - согласился муравей.
    В тот же вечер белка написала муравью новое письмо. Она написала, что лучше будет, если она обо всем ему скажет, а не напишет. Но в любом случае это не так уж и важно.
    И когда муравей получил это письмо, ему стало по-настоящему любопытно".
    Тоон Теллеген, "Не все умеют падать"

    Читала книжечку сказок в метро.
    Дочитав эту, пробормотала себе под нос:
    - Вот до чего доводят интернеты!
    Дядя-сосед посмотрел на меня с недоумением.
      (1 replies)
anya-anya 15:33, November 6th 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Ещё одна сказочка того же автора - поразвлечь вас
    "Рано утром, когда белка ещё лежала в постели, в дверь постучали.
    - Кто там? спросила она.
    - Это я, - ответил голос. Слон.
    - Ты в гости? спросила белка.
    Несколько минут было тихо, а потом слон попросил:
    - Давай потанцуем?
    - Потанцуем? переспросила белка. Сейчас?
    - А что тут такого?
    - Да как тебе сказать, - ответила белка. Вообще-то ещё так рано.
    - То есть ты не хочешь? спросил слон.
    Белка слегка задумалась и сказала:
    - И где ты хочешь танцевать?
    - Да хоть здесь, на ветке, прямо у двери, - ответил слон.
    - Но там же совсем нет места!
    - Значит, прижмемся друг к дружке, - решил слон.
    - Да ведь тогда мы упадем вниз!
    - Ох, - сказал слон. Значит, ты не хочешь танцевать.
    Белка вылезла из постели.
    Потом она положила одну руку слону на плечо, а другую на талию. Слон предупредил, что сосчитает до трех, почесал в затылке и сосчитал до трех. Они сделали только одно движение, оступились и полетели вниз.
    Опешив от удара, они лежали в мокрой траве под буком.
    - Дурацкая была затея, да? спросил слон.
    - Да что ты, - сказала белка. Она потерла шишку на затылке и подумала, что танцевали они здорово".
      (9 replies)
anya-anya 16:15, November 6th 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      А чтобы мало не показалось,
    вот вам ещё фрагмент нового романа Аксёнова "Кесарево свечение".
    Выбрала самое безобидное, честно. Но и показательное тоже.

    "Всю оставшуюся ночь Горелики не спали: то трахались с неприсущим им ранее остервенением, то расходились в разные углы спальни и сидели молча. За дверью подвывал любимый Бульонский. Две кошки, Татьяна и Ольга, испуганно прыгали с одного предметы мебели на другой. Только к утру начался "серьезный разговор". "Знаешь, Наталья, - произнес Славка, и у Какашки сердце ёкнуло от такой официальщины. Мы с тобой хотели побеситься, как в молодости, а кончилось это полным разгромом, в смысле разгрома личности. Не знаю, удастся ли собрать по кускам. Только не пялься в ужасе, я на тебя не качу, сам во всем виноват. Эти таблетки, вообще весь этот извивающийся бардак, идиотский техно, мой собственный мерзкий прикид, твое проститутское платьице, вдруг всё это потянуло вниз, как будто крокодил цапнул за ногу. То, от чего я типа выплывал наверх, вдруг снова предъявило свои права знай свое место, каналья! Ты, конечно, понимаешь, как я круто жил, пока ты странствовала (он не может, Стас, обойтись без кривой улыбочки, когда упоминает мои "странствия"), однако даже тебе я не все рассказал. Даже старому Стасу я не все рассказывал; читатели о многом не узнают. Однако выплыл, казалось мне, приближаюсь к своей вершине, наконец-то сформулировал для себя, прости за высокий штиль, смысл жестянки. Не знаю, может, это просто ломка после вчерашней дряни, но мне почему-то кажется, что все рухнуло. Снова в дерьме, среди торчковых, среди сикух, среди "элиты"; засасывающий кайф, блевотина, ломка, неудержимое падение в безвоздушное понимаешь? пробздетое навсегда удушье. Все, к чему я то бессознательно, то сознательно пёр, все время вверх, как бы к над-человечеству будущего, что ли, ну, ты помнишь, что мы об этом говорили, все я просто выблевал в том "Ожоге" в тот момент. Мне показалось, что и любовь к тебе, то есть самое дорогое, я тогда выблевал. Я вдруг увидел тебя в образе паршивой сучки. Конечно, ты ни в чем не виновата, это моя собственная гадость соединилась со шмалью в гнусной химической реакции. Плюнь мне в рожу, но я подумал, что нам надо разбежаться. Как ты считаешь? Ну, почему молчишь?"
    Она тихонечко завыла, будто пристраиваясь в тон к страдальцу Бульонскому, но на самом деле не слыша ничего вокруг, а только предчувствуя свой конец. Качалась, и выла, и взвизгивала время от времени".
      (21 replies)
anya-anya 17:08, November 6th 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Компутер, обомлев от текстов,
    подох.
    Не буду врать, что он первый.
    Я тут полдюжины угробила уже за полгода. Причем все умирали постепенно, с ежедневными вызывами мастеров.
    Отдел техничецкой поддержки смотрит на меня с ужасом. А что я могу поделать? Ничего я поделать не могу.
    Хлюпая носом, слонялась по коридору.
    - Может, тебя утешит, - спросила Наташа, - что у меня карточки в метро размагничиваются?
    - Ничто не утешит меня, - гордо отвечала я.
    Пойду отсюда теперь.
    Не прощаюсь.
      (2 replies)
anya-anya 13:08, November 9th 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Между службами
    "За тобою глаз да глаз,
    за тобою глас да голос,
    чтобы ты не растеклась,
    чтобы ты не раскололась,
    чтобы не уселась в грязь,
    ночью стылой, проливною,
    чтоб не спелась, не спилась...
    Чтобы ты осталась мною".


    Вера Павлова
      (0 replies)
anya-anya 13:19, November 9th 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      И вот это хорошо
    "Они влюблены и счастливы.
    Он:
    - Когда тебя нет,
    мне кажется -
    ты просто вышла
    в соседнюю комнату.
    Она:
    - Когда ты выходишь
    в соседнюю комнату,
    мне кажется -
    тебя больше нет".


    Вера Павлова
      (5 replies)
anya-anya 13:48, November 14th 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Третий день подряд
    езжу на работу в троллейбусе с одним и тем же молодым человеком.
    Раньше я запрыгивала в троллейбус последней а теперь он за мной. Я ем по утрам пирожки. Молодой человек сникерсы какие-то грызет. Держимся при выходе. Проезжаем две остановки и расходимся в разные стороны. Милый молодой человек. Очень даже.
    Сегодня одновременно высыпали мелочь в ладонь кондуктора. Перестали делать вид, что не замечаем забавного нашего подорогевстречания.
    Если так пойдет, завтра улыбнемся уже, завидев друг друга.
    Через пару дней и вовсе начнем говорить о погоде.
    Какой романтизьм, дорогие товарищи! И здоровый какой романтизьм, что отрадно в особенности.
    Но не написать об этом, как видите, не могу. От привычки к виртуальности разом не избавишься.
    Не нужен нам ваш свежий воздух, тащите нас в нашу газовую камеру. Или к выхлопной, по крайней мере, трубе. Пожалуйста.
      (25 replies)
anya-anya 18:23, November 16th 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Между службами
    Есть в опыте больших поэтов
    Черты естественности той,
    Что невозможно, их изведав,
    Не кончить полной немотой.

    В родстве со всем, что есть, уверясь
    И знаясь с будущим в быту,
    Нельзя не впасть к концу, как в ересь,
    В неслыханную простоту.

    Но мы пощажены не будем,
    Когда ее не утаим.
    Она всего нужнее людям,
    Но сложное понятней им.


    Борис Пастернак
      (0 replies)
anya-anya 00:27, November 19th 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Лене, Димушке, Сашечке, etc.
    Собственно, претензии мои были всегда одни: к дедушке, что воспитал такую дуру. И дедушка - он всегда был при мне. Летом дедушкиными пчелами жужжали машинки на улицах. Весной дедушкиным голосом журчали ручьи. Осенью дедушкиными яблоками раскрашивались листья. А теперь вот зима, падает снег, фонари горят флегматично, и картинка встает перед глазами сама собой: зима, снег, фонари, и мне совсем мало лет, и мы идем вдвоем с дедом по аллеям куда-то далеко и бестолково, хотя он не любит ходить бестолково, но надо же выгуливать ребенка, в ясли вот не взяли, сказали: "всё время ревёт, уж на что мы привычные, и то сердце разрывается", и мы ходим по аллеям, туда-сюда, дедушка вышагивает в длинном черном пальто, а я семеню в валенках, и я молчу, потому что детям нельзя разговаривать на морозе, я смотрю по сторонам, и этого мне хватает для счастья, а дедушка весь в своих мыслях насвистывает механически вальс Фельцмана: "Ночь коротка, спят облака".

    Задумавшись о чем-то своем, мой дедушка всегда насвистывал вальс Фельцмана. И когда дедушка умер, во мне бесконечно проигрывалась легкая эта мелодия - она была моим дедушкой. И потом я несколько лет сразу начинала плакать, если она звучала откуда-то случайно. У меня не успевало возникнуть никаких ассоциаций, воспоминаний - всё было чисто механически: мелодия играет - я реву. Но теперь это прошло, я уже не плачу. Мне нравится её слышать, хотя я никогда не слушаю её специально.

    Мой дедушка учил меня разным вещам. Если коротко, мой дедушка учил меня смотреть на мир так, а не иначе. Он достиг в этом больших успехов. Теперь я не могу иначе, даже если мне хочется. Дедушку интересовали только люди - он говорил, что их надо внимательно слушать и на них надо внимательно смотреть - он говорил, что всё, что ты делаешь с ними, нужно делать внимательно - он говорил, что для понимания людей лучше всего научиться отражать их, становиться ими хотя бы на мгновение - и тогда, поняв людей, я смогу любить их и быть с ними счастлива. Отражать я научилась так хорошо, что это вошло в привычку и стало механическим - вижу: отражаю. Я смогла понимать людей. И любить, наверное, тоже. Но в этом не было счастья. Быть зеркалом - это бессмысленно. Ты отражаешь всё подряд, и красоту и мерзость, а когда герои с персонажами отходят от тебя, ты отражаешь пустоту. Ты становишься пустотой.

    Теперь я трачу много времени, чтобы избавиться от привычки отражать. Я хочу оставаться сама собой и пытаться общаться с людьми на своем языке, а не учить чужие слова. У меня немножко получается. В этом есть немножко счастья. И возможно, всё верно. Ведь для того, чтобы отказаться от чего-либо, ты должен сначала овладеть этим вполне. Можно поменять одну систему отношений с миром на другую - но для этого ты должен иметь представление о системе как таковой. Хотя, возможно, всё вовсе бессмысленно - и сама постановка вопроса некорректна.

    Я не люблю гулять со своим ребёнком, да и времени у меня нет - в будние дни с ним гуляет няня. Но иногда, на выходных, мы таки ходим куда-то, за овощами или за кефиром или встречать кого-нибудь у метро. На улице мы не разговариваем: я вся в своих мыслях, а Лёва смотрит по сторонам, и этого ему хватает для счастья. Недавно мы брели так, и ребёнок поскользнулся и упал, но не плакал, он не ушибся. Помогая ему встать, я пропела вдруг чисто механически, не задумываясь: "Ночь коротка, спят облака, \ И лежит у меня на ладони незнакомая ваша рука" - и тут запнулась, что-то случилось со мной, мне стало как-то не по себе, я испугалась, потому что я спела дедушкину песню, но я спела её как свою, с привычкой на губах - это была моя песня.
    Я думала об этом несколько дней.
    Вывод покажется вам странным, но.
    Предъявлять претензии смешно и не к кому.
    Я и есть мой дедушка.
      (9 replies)
anya-anya 00:08, November 20th 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      А давайте запретим интернеты, а?
    Или хотя бы живые дневники запретим.
    Нет, вы не убивайте меня сразу, я не отрицаю полезность информационную и всё такое, но вреда-то сколько, дорогие товарищи. Не соразмерно же объему пользы количество вреда.
    Привязываешься к людям незнакомым - ну, организм так человеческий устроен, что привязываешься - и вроде как знакомые они уже, и вот переживать начинаешь, следить за перипетиями чужих жизней, а зачем, зачем, если происходит это на другом конце света, и любые проявления чуйств тут решительно бесполезны и бессмысленны, с тем же успехом можно сериалы смотреть телевизионные, заливая слезами скатерть.
    То есть вовсе непонятно, что делать с оными чуйствами. Так они, быть может, соседям бы достались или сослуживцам - и пили бы по вечерам себе вместе чай, рассуждая о несбыточном, в покое и радости. А в интернетах оборачиваются чуйства одними расстройствами с непременными самокопаниями - и так нароешь уже, что не пройти - не проехать, а только ноги ломать, если повезет не сломать сразу шею.
    И не надо про моральную поддержку, якобы имеющую место быть, - за такой моральной поддержкой лучше в секту какую записаться, там по крайней мере сразу будет ясно, кто кого и как именно дурачит.
    Я понимаю, что вышесказанное банально. Но правда же.

    Update: Но при всём при том:
    I am 19% ADDICTED TO THE INTERNET.



    А значит, всё не так плохо :-)
      (11 replies)
anya-anya 20:29, November 21st 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Стоматолог,
    завидев, обрадовался.
    - А я соскучился уж было! - сказал, улыбаясь голубоглазо.
    - Я не очень, - призналась честно.
    - Как ваш малыш?
    - Ребёнок - орёл!
    - А как ваш пятый правый сверху?
    - Да тоже ничего.
    Приподнял мне пальцем губу, посмотрел.
    - Ничего, - согласился. И добавил почему-то, с задумчивостью философической: - Вы ходите ко мне, я к вам привыкаю вот так люди и становятся родственниками.

    Домой возвращалась в маршрутке с пожилым водителем знакомым, привычно обсуждали погоду. Ругал меня, что никак не куплю варежки, - я отбрыкивалась смешливо.
    - Вот я не ношу шапку, - сказал водитель, - не люблю я шапки вообще. Но я купил шапку, она лежит всегда при мне, чтобы жена не приставала. И ты так сделай с варежками, чтобы я не спрашивал больше. Глядишь, и пригодятся, а?
    Обещала. И впрямь куплю завтра у "Динамо".
    Город стал уютный, заметенный, совсем родной. Люди жмутся друг к другу, пусть от холода, но оно же не так важно. Рассекали маршруткой улочки-переулочки как поле овсяное, с васильками уж не знаю, почему мне показалось так.
    - Скоро будет лето! - убежденно сказала я.
    Водитель хмыкнул, но спорить не стал.

    Отогреваюсь теперь чаем и песнями Никитиных. Лёва свил гнездо в кресле - и передает оттуда всем приветы по мобильному своему оранжевому телефону. Вечером буду вгрызаться в английский очередной фильм без перевода - спасибо, помогает!
    Всё хорошо.
      (13 replies)
anya-anya 23:29, November 22nd 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Уходя с работы,
    выбирала себе книжек, читать в метро. Выбирать нужно было две из четырех. Хорошая была только одна, но именно её можно было читать потом. А остальные три, не такие хорошие, нужно было читать немедленно.
    Взяла сначала одну из трех, повертела, повздыхала, инстинктивно добавила хорошую. Немедленно отругала себя за инстинктивность. Отложила хорошую.
    Потом другую из трех отобрала. И опять инстинктивно потянулась за хорошей. Ещё раз отругала, уже в более жесткой форме.
    Взяла твердой рукой две нехороших, запихнула в рюкзак, и тут меня от сборов моих отвлекли чем-то.
    В метро обнаружилось, что хорошую я таки тоже ухитрилась в рюкзак засунуть. Каким образом мне это удалось, объяснить невозможно.
    Это я не к тому даже, что трудно, дорогие товарищи, бороться с собой.
    Это я к тому, что и борешься, и борешься - а всё без толку.
      (5 replies)
anya-anya 14:28, November 22nd 2001
anya_anya_anya

                                                                      
    Снег идет, снег идет.
    К белым звездочкам в буране
    Тянутся цветы герани
    За оконный переплет.

    Снег идет, и всё в смятеньи,
    Bсё пускается в полет,
    Черной лестницы ступени,
    Перекрестка поворот.

    Снег идет, снег идет,
    Словно падают не хлопья,
    А в заплатанном салопе
    Сходит наземь небосвод.

    Словно с видом чудака,
    С верхней лестничной площадки,
    Крадучись, играя в прятки,
    Сходит небо с чердака.

    Потому что жизнь не ждет.
    Не оглянешься и святки.
    Только промежуток краткий,
    Смотришь, там и новый год.

    Снег идет, густой-густой.
    В ногу с ним, стопами теми,
    В том же темпе, с ленью той
    Или с той же быстротой,

    Может быть, проходит время?
    Может быть, за годом год
    Следуют, как снег идет,
    Или как слова в поэме?

    Снег идет, снег идет,
    Снег идет, и все в смятеньи:
    Убеленный пешеход,
    Удивленные растенья,
    Перекрестка поворот.

    Борис Пастернак
      (8 replies)
anya-anya 15:34, November 22nd 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Должно быть
    Легко. И светло. И радостно. И открыто. И воздуху побольше.
    А иначе, простите, это не жизнь.
      (0 replies)
anya-anya 18:58, November 22nd 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Вот разве так как-то...
    В минуту жизни трудную
    Теснится ль в сердце грусть:
    Одну молитву чудную
    Твержу я наизусть.

    Есть сила благодатная
    В соззвучье слов живых,
    И дышит непонятная,
    Святая прелесть в них.

    С души как бремя скатится,
    Сомненье далеко -
    И верится, и плачется,
    И так легко, легко

    М. Лермонтов
      (12 replies)
anya-anya 20:23, November 22nd 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Сижу на работе
    совсем одна.
    Очень странно. Очень хорошо.
    Сказочно почему-то.
    Будто чудеса начнутся теперь какие, раз все ушли и можно не бояться.
    Меня-то уж точно не испугаешься.
      (18 replies)
anya-anya 13:38, November 23rd 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      В метро
    дядечка-бомж, обложенный тюками да пакетиками с дрянью всякой, неожиданно вытащил груду затасканных бумажек, нашёл чистый (условно говоря) листочек, ручку нарыл в кармане и принялся быстро-быстро испещрять листочек буковками. Я пригляделась. Диалоги какие-то. Подумал он. Роман человек пишет.
    Тут вошел другой бомж. Помладше и с аккордеоном. Развернул аккордеон, заиграл вальс. Красивый вальс. Не вальс, а просто полёт поднебесный.
    Стою я между бомжами, размышляю о том, в каких слоях социальных обретается теперь отечественная культура. Нам ведь только повод дай поразмышлять и мы как заведенные.
    - Хорошо играет! сказала вдруг девушка красивая и денег положила музыканту в карман. Он ей кивнул благодарно, девушка засмущалась, стала ещё красивей. Какая девушка! светленькая такая, порывистая, смешная.
    Вот была бы я молодым человеком, - размечталась я, - сказала бы девушке сейчас, что она красивая. Пошла бы за ней следом. И началась бы у меня совсем другая жизнь. Она бы мной пренебрегала. Я бы страдала бесконечно, с суицидальными попытками. Доказывала всячески преданность свою. Потом таки воссоединились бы в экстазе. Всё по-людски. Это ли не счастье! А так ну скажу я ей, что она красивая и что дальше. Испугается только. Да если и не испугается куда мне ещё подружек, на имеющихся и то не хватает меня Нет в жизни счастья, короче.
    Ну, вы понимаете.
      (9 replies)
anya-anya 14:15, November 23rd 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Книжка вышла про Богатырева,
    про то, каким он был добрым, и тихим, и скромным, и всех-то стеснялся, и от одиночества страдал. С главным посылом книжка: не мы ли виноваты, что умер он рано. В общем: о люди, почему вы звери. Был человек нет человека.
    Актёр действительно ведь был замечательный. Когда он играл Мартина Идена, я не понимала, как его можно не любить. Когда он играл Ромашова, я не понимала, как его можно терпеть. Хороший был актер.
    Обычно же смотришь фильмов и недоумеваешь: это за что же тут любить и как тут ненавидеть, когда ничтожество одно. Ленивое раздражение то единственное, что можно выжать из себя Нда.
      (10 replies)
anya-anya 16:33, November 23rd 2001
anya_anya_anya

                                                                      
    Чем больше пытаешься объяснить словами тем меньше они значат.
    В конце концов они вовсе теряют всякий смысл.
    Не знаю, как тут быть.
    Правда.
      (18 replies)
anya-anya 00:37, November 24th 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Или вот так
    Насторожившись, начеку
    У входа в чащу,
    Щебечет птичка на суку
    Легко, маняще.

    Она щебечет и поет
    В преддверьи бора,
    Как бы оберегая вход
    В лесные норы.

    По нею - сучья, бурелом,
    Над нею - тучи,
    В лесном овраге, за углом -
    Ключи и кручи.

    Нагроможденьем пней, колод
    Лежит валежник.
    В воде и холоде болот
    Цветет подснежник.

    А птичка верит, как в зарок,
    В свои рулады
    И не пускает на порог
    Кого не надо.

    ***
    За поворотом, в глубине
    Лесного лога,
    Готово будущее мне
    Верней залога.

    Его уже не втянешь в спор
    И не заластишь.
    Оно распахнуто, как бор,
    Все вглубь, все настежь.

    Борис Пастернак
      (1 replies)
anya-anya 19:47, November 25th 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Цель
    поставлена: научиться писать любые тексты вдохновенно, со знанием дела и удовольствием. По такому случаю размышления на тему "как перестать размышлять и начать жить" откладываются на неопределенный срок.
    К величайшей, естественно, радости моей.
      (0 replies)
anya-anya 17:51, November 26th 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Между службами
    Я маленький, пушистый, ворсистый, но гордый и грустный.
    Егор Радов, "Я"
      (0 replies)
anya-anya 22:44, November 27th 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      После работы
    решила зайти в новый магазин детский. О магазине оповещал рекламный плакат на доме, мимо которого я на троллейбусе езжу. Реклама - двигатель торговли.
    Искала магазин этот ужасно долго, промерзла вся и зачертыхалась вконец. Вернулась к плакату уточнить координаты. Оказалось, другие координаты, чем я думала. Откуда я взяла те, первые, решительно непонятно.
    Тут бы написать: опустились ручки у меня - и забила я на это дело - и было бы оно в традиционно упадническом выдержано ключе. Но нет же! Дошла-таки. Нашла-таки. Купила ребёнку машинку, двух собачек, котика и корову-паззл. А себе фильм "Groundhog Day", любимейший, - буду просматривать в рамках борьбы за аглицкий язык до заучивания наизусть.
    Ура!
      (5 replies)
anya-anya 14:19, November 27th 2001
anya_anya_anya

                                                                      
      Друзья! Товарищи! Братья и сёстры!
    Не буду оригинальна, но в последние недели что-то происходит с почтами и аськами.
    Это полный караул.
    Я всем, не пропуская решительно ни одного послания в силу особенностей характера либо привязанностей нежных, где-то как-то отписываю. Все молчат в ответ. За редким исключением.
    Сначала я не делала выводов.
    "Ну и прекрасно, - думала я. - Много дел у разлюбезных адресатов. Или всё хорошо. Или и то, и другое".
    Но между тем странные стали выплывать факты. По которым вовсе не все, а я молчу в ответ.
    Друзья! Товарищи! Братья и сёстры! Мне ничего не приходит!
    Это что ж творится-то?
      (5 replies)

[ Anya_anya_anya's Livejournal  |  info  |  Add this user  |  Архивы Anya_anya_anya  |  Оглавление  |  memories ]
2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  |  11  |  12  |  1  |  2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  | 

With friends like these...
Advertisement on IMPERIUM.LENIN.RU:
Удар Русских Богов | Копирайта у нас нет | Неумоев предал еврейское дело
Дракон принимал участие в Холокосте! | Однобожие -- фикция и дешевая демагогия


:ЛЕНИН: