With friends like these...
[ О проекте | Лента | Поиск | От составителя ]

Архивы френд-ленты Livejournal.com (Gospodi: 02.2001-10.2002)

[ Gospodi's Livejournal  |  info  |  Add this user  |  Архивы Gospodi  |  Оглавление  |  memories ]
2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  |  11  |  12  |  1  |  2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  | 

gospodi 02:51, February 1st 2002
gospodi

                                                                      
    Подходит Кучкина: "Куда же вы пропали! А я вам что-то хотела подарить...", - произносит многозначительно, как будто речь идет о взятке.
    Подходит Олеся: "У меня же трое детей. О каждом надо подумать. Квартиру организовать и так далее... У меня есть два близких мне архимандрита. Они помогут продать мою книг, знаешь, через религиозные лавки..."
    Приходит курьер: "Вам пакет, распишитесь пожалуйста". Спрашиваю: "А если меня бы не было, куда вы пакет бы дели?". "Но вы же были!", - отвечает с вызовом.
    Звонит Саша: "Встречаемся у антикварного магазина?"
    Звонит Володя: "Мы в ресторане с Ильей и Валерием Ивановичем. Не хочешь подъехать?"
    Звонит неизвестная девушка: " Мы из музея. Не дадите ли нам свой адрес, мы хоти вам приглашения высылать..."
    Звонит Таня: "Я постараюсь отделиться от этой компании, отойти от нее..."
    Звонит Аня: "Приду в воскресенье помочь тебе с уборкой, да?"
    Звонит Сережа: "Купил много продуктов. Приготовил замечательный суп, поджарил филе, вымыл машину, но на мойке куда-то дели металлический штырь, которым закрываю машину, чтобы не угнали. Может быть завтра к ним подъехать?"
    Еще один Саша звонит: "А почему ты на вечер не пришел?"
    Письмо из Нью-Йорка: "Гениных наследников можешь найти через Влада..."
    Письмо из Парижа: "Вот и наступили у меня сумерки. Давно ожидал, а вот когда началось - неожиданно. Проблемы с глазами. Не знаю, на сколько прервется вся история со спящей красавицей, теперь будут врачи встречи с ними, капли и вся эта фигня. Часто думаю о тебе накануне своего тридцатичетырехлетия. Звонил А. Она тебя передает привет. И говорит, что ты грустный. Не грусти, а? Правда не грусти. У нас всех есть свои причины грустить и мы бьемся за них так, как никогда бы не сражались за счастье. Мамлеев просил написать статью для какого-то сборника. Он основал банду метафизических реалистов. У все есть членские билеты. Не шучу. Меня еще тошнит от всего этого. Во всем остальном спокойно. Предвесенний сон. Полное безветрие. Сижу в темноте, шторы задвинул. Ночью лучше, небо оранжевое, и мусор летает в каменном дворе колодце. По утрам из туалета слышна птица. Одна поет. То далеко то близко. Как далекий гудок далекого паровоза в далеком детстве.
    Вот и все. Обнимаю."

    Больше никто не звонил не подходил и не писал сегодня. Очень спокойный и бессодержательный день.
      (0 replies)
gospodi 03:53, February 3rd 2002
gospodi

                                                                      
      Новые проекты
    Новые проекты ГД - очень симпатичные. Первый - призывать в армию женщин. Согласно Конституции. Второй - за 2-3 тысячи долларов официально "откупиться" от армии, чтобы на эти деньги на этот срок в РА взяли контрактника. Вышел первый номер печатного журнала "Копромат. Ру". Весь составлен из подслушанных записей телефонных разговоров Волошина. К журналу прилагается CD с этими же записями. Милые проекты под эгидой господина Лесина (в том смысле, что его Министерство не контролирует или наоборот, контролирует подобные игрушки). Муторно читать стихи М. Шизофренический эгоцентризм, самоповторы вызывают утомление и скуку. Вроде, по отдельности и хороши, но каждый раз - по много раз! - говорить "я ебу", "меня ебут" и "хуй" глупо. Исчезает энергия слов. И потом, писать о себе в такой степени уже не модно. Давно не модно. А по другому М. не может. Переписываюсь с юношей, тем самым, которому объяснял, кто такой Уорхол. Жалуется, что не интересно ему еб-ся. Симптоматично - от секса он не получает даже физического удовольствия. В Москве сломали очередной архитектурный памятник - Бахметьевский гараж, построенный Мельниковым и Шуховым. Лужков безвозмездно передал памятник для использования еврейской общине из Марьиной Рощи, хасидской общине. То есть, хасиды получили безвозмездно огромный участок земли в центре города и решили вместо реконструкции памятника использовать эту землю под торговый центр. Видимо, чтобы продавать мацу... -(((
      (0 replies)
gospodi 03:20, February 6th 2002
gospodi

                                                                      
    М. рассказывала о своем романе с Бродским и дружбе с Рейном, о том, насколько хорош Найман, о том, как умер кто-то из друзей... пытаюсь сейчас вспомнить разговор и вычленить из него что-то интересное. И не помню ничего. Разве что то, что письма Бродского к ней у нее по дешевке выкупил Г. из Германии - все, что оставалось от романа, да и то, что надо красить седину, а это процесс дорогой... То есть, осталась атмосфера. Было интересно следить за ее руками в узлах, за впавшим ртом... В разговорах М. вставала литературная "жизнь" шестидесятых годов, что было трогательно. Но вот детали... Церетели пытается своровать очередной проект на 330 миллионов баксов - перестроить старую Москву между Тверской и Консерваторией - устроить там чугунных истуканов и магазины, а дворы превратить в закусочные и пивные. Хоть бы уеб-л его кто-нибудь раз и навсегда, мерзость эту клопиную... (Что-то это я вдруг обозлился на старикашку? Видно Лужков, которому остается всего два года, пытается спиздить все, что можно. Как и Лесин, впрочем. прохожу между зияющего здания "Искусства" - проданного и прикарманенного. Лесин и впрямь как у Ильфа и Петрова - мерзость с голубыми глазами, действительно, на Табакова похож очень... ) А так - весна и приступы язвы.
      (3 replies)
gospodi 11:35, February 9th 2002
gospodi

                                                                      
      Рассказ водителя 2
    Еще два случая с такси.

    1. Голосую вечером у Никитских ворот. Купил какой-то необычный букет цветов в подарок А. Ехать на Трубную. Один чайник из засранного жигуленка, пахнущего несъедобной пищей, к счастью, отказался везти (не умею еще отказываться от этих грязных машин). Остановился "нисан" с молодым мужчиной и девушкой лет 16-17. "Мы вас подвезем, вам куда ехать?" - "На Трубную" - "Это где?" - "Это прямо. Рядом с Цветным бульваром." Когда сел в машину, парень говорит - "Только о деньгах не надо. Мы просто так довезем. Когда я покупаю цветы, мне всегда хочется от них поскорее отделаться... Вот увидели вас и решили помочь..." Мой букет сверху прикрыт голубым целлофановым пакетом, чем немного похож на девушку годов 50-х, укрывающую себя от дождя таким же капюшоном из прозрачной "болоньи". В качестве благодарности я рассказал о том, почему площадь называется Трубной. Спрашиваю - "Вы ведь не из Москвы?" Он замялся, но оказалось, что действительно, долго жил в Париже и где-то еще... Сам из Грузии. Разговорились о различиях разных районов Парижа и т.п. Так вот в пустой и милой беседе доехали.
    2. Другой водитель был живчиком. На иномарке. Рассказал, что работал в шоу-бизнесе, показал, кто где живет... Вот там, в переулке Алибасов, а около Никитской Толкунова, подальше немного Бабкина... "А кем вы работаете? У вас интеллигентный вид..." Странной определение - "интеллигентный вид". Стал взахлеб рассказывать о своей матери, которой сейчас уже 70. Она работал буфетчицей в Домжуре. "Наливала и самому Гагарину и многим другим известным людям... Хрущеву...". Вот ее уговаривали книгу написать, а она отказывалась. А я теперь хочу, чтобы кто-нибудь написал... Короче, я, как "интеллигентный человек" должен был срочно написать о его маме книгу... Я не стал моего водителя убеждать, что внешность бывает обманчивой. Все равно не поверил бы -))...
      (2 replies)
gospodi 01:13, February 10th 2002
gospodi

                                                                      
      Коля Александров и Лиля Брик
    Коля Александров всегда спит. Сколько вижу его на литературных мероприятиях и встречах, он начинает засыпать на 10 минуте. Это не плохо. Лохматый и Бородатый (немного клоками) критик не успевает уже сколько лет отоспаться дома. Самая милая книга с нового года "Погребальные обряды зороастрийцев". Исследование посвящено грамотному размещению трупов. "Покойный, чтобы не испытывать стыд, должен находиться в отдельной могиле". - Это по поводу фамильных усыпальниц. Но все же в вертикальном положении труп не выставляли. Катанян в своей книге опровергает рассказ Саши Красного о том, что Лиля Брик приглашала его смотреть на кремацию Маяковского. А я вполне допускаю это. Если ученики Малевича наблюдали за этой процедурой и даже фотографировали ее, то почему бы и Лиле Брик быть не менее просвещенной? Видимо, так оно и было. Надо было бы в рецензии на книгу это отметить... -)))
      (0 replies)
gospodi 12:05, February 12th 2002
gospodi

                                                                      
      Е.Х.
    Харитонов застрял. Надо собраться с духом, чтобы все же его закончить. Уж больно надоел. Можно сказать, обложил - куда не сунься, всюду его рукописи, письма, фотографии... Раздражающий человек. Похож на свою подругу из Парижа, которая грудью отсутствующей прижимала к стенке и начинала что-то говорить о нем, как муха, кружась над одним и тем же местом. Как ее? Забыл... Кстати, показывала мне заплеванный угол перед ее подъездом, на котором похитили Кутепова... Ее нора напоминает жилище Хамдамова, только без картинок и изящных жестов, но с бутылками, банками и мешками... Ее надо снимать, как иллюстрацию к Е.Х. Может быть и снять, когда буду в Париже?
      (0 replies)
gospodi 01:22, February 13th 2002
gospodi

                                                                      
      Стивенс и др.
    Столько всего об Орловой написали... Разговаривал с А., которая стала вспоминать о своих встречах с ней. В том числе о каком-то празднике в доме Стивенсов в Гагаринском переулке. Известно, что муж Нины Стивенс, тот самый американец, был голубым и когда она уезжала в Америку, устраивал у себя "голубятню". Я потом рассматривал его комнаты - его кровать, кресло, ванную, картины и антиквариат... Было интересно представлять всю эту роскошь, украшенную Содомом... Ну так вот. На этот праздник Орлова была приглашена не как "звезда", а как жена Александрова. Большой стол (я сидел потом за таким в этом доме) был разделен пополам, как бы на две половины - мужскую и женскую. А. сидела с мужем на женской - то есть у Нины, Орлова с Александровым - на мужской. Там же сидели и мальчики. А. была удивлена, что Орлова очень много танцевала с ее мужем, на которого все время бросал долгие взгляды и Александров. Еще она отметила постаревшие руки "звезды", одевшей костюмчик от Шанель (жакет с укороченными рукавами...) Больше ничего существенного. Мы перешли в разговоре уже на Рихтера. Но опять представляю этот дом. Весь напичканные "жучками" и мальчиками, сотрудничавшими с КГБ, как и их хозяева. Весенний ветер, огромные кусты сирени под балконом (кто не был, тот не представляет это здание - двухэтажный особняк с мансардой, огромным внутренним двором с елью, жасмином и сиренью... гротом и дивной верандой...) Пролеты лестницы, китайские вазы... Время прошедшее столь эротично и чувственно, что Ярославу с его провинциальными цыпками почувствовать это просто невозможно...
      (0 replies)
gospodi 00:03, February 14th 2002
gospodi

                                                                      
      Письмо
    Здравствуй. Время по-настоящему только теперь появилось. Медведя забрала теща на четыре дня. Очень мило с ее стороны. Продолжаю печатать понемногу Спящую красавицу. Один в квартире. Как в детстве. Радость, что один. Смешно.
    Открыл одно место. Теперь в Париже мода, устраивать бары у себя, в своих квартирах. Нашел такое местечко, на Монпарнасе, рю Дидо, там жил Дж...ти. У хозяев прибыль небольшая. Просто одинокие люди. Он неудавшийся художник, хотя что значит неудавшийся?.. А жена чешка. Там иногда стихи читают, прозу. Сходим если соберешься . Камин, собака... В общем такой милый упадок. Из специально приоткрытой двери виден вечерний сад. Их сад. Как сокровище в полу приоткрытую дверь. Я прихожу и сажусь за большой стол. У камина. Кофе нет. Пиво и все прочее. Не французское место. Старые афиши по стенам... Парни и девушки разговаривают и тянут пиво...Деревянные тяжелые столы...Приятно поставить локти. Приятно расслабиться и смотреть на огонь. Хочется думать, что они никогда не разоряться. Читаю здесь уже два воскресенья. Читаю Жака Шардона. Потом напишу подробнее. У нас тоже дождь целый день. И тоже все нормально. Обнимаю.
      (0 replies)
gospodi 05:38, February 17th 2002
gospodi

                                                                      
    "Тарзан-шоу" - мужской стриптиз, который исполняют упитанные люди средних лет, в качестве кульминации симулирующие половой акт с одной из зрительниц. Очень популярное представление в Москве. Еще ходил смотреть в "Стрелу" фильм про американских шпионов с Бредом Питом. Ну так - без фантазии, но с хорошей компьютерной графикой и монтажом. Смотрел на танцы в клубе: куча "морковок" - девушек, не имеющих постоянного мальчика, с тупым выражением сексуальной озабоченности на лицах, колышущимся жирным задом, обтянутым тонким трико... С крашенными волосами. С потными небритыми подмышками. Чего уж тут удивляться, что сколько-нибудь нормальные парни предпочитают на них не смотреть... В клубе еще устроили стриптиз среди зрителей - белые животы в складках, трусы в горошек или колготки с присохшими к ними прокладками... Физиологично, но убедительно, когда смотришь за тем, что происходит на твоих глазах в дорогом клубе. Короче, правильно пахнущих и цивильных женщин нет, остальные не очень отличны от бомжей... Злой? Но ведь и справедливый...
      (4 replies)
gospodi 02:37, February 18th 2002
gospodi

                                                                      
      Письмо
    Привет.
    (...) К тем, кто равнодушен люди тянутся. Странно, многие считают равнодушие грехом. Скрывают его. А те, кто не скрывает - рискуют потонуть в людях. Быть внимательным и равнодушным. Никого не утомлять, деликатность. В своем роде остывшая сковородка с отвращением.
    В сущности, не важно что приносит в нас мир. Быть в мире с самим собой. Может это и есть стиль? Стиль негромкий, спокойный, без парада и позы. Не знаю. Сегодня я был в мире с самим собой. Смотрел на двух лебедей. На чаек.
    Злые, драчливые птицы. На берегу неуклюжи. Вырываю друг у друга куски мокрого хлеба. От утиных лап в воде чувство свежести. Желтое солнце. Крупные нарциссы на влажно-зеленой траве. Ни ветерка. Когда мотоцикл трещит, утки ныряют. В середине пруда груда гранита. Два грифа. Похожи на ветеранов полковников. Ни травы в пруду, ни кувшинок, ни лилий.
    В деревне был пруд с лилиями. Я его открыл случайно. После полей, пошел гулять, чтоб не уснуть сидя, у тещи на глазах. Стыдно было. Мне что-то было нужно. Я что-то искал. И вот мимо груш, уже в прохладе брел по деревне а потом вообще ушел. Через два поворота, за подсолнухами и был этот пруд. Огромный клен, такой старый, с таким стволом, на котором играет отсвет воды. И там были кувшинки. Две лили белых как снег. Как свеженакрахмаленные и немного помятые рубашки. Я сел на берег и сидел там до того как небо из бледно синего, стало красным, потом розовым, потом лазурным и фиолетовым.
    Сейчас пишется очень мало, но очень густо. Над каждой строкой топчусь отхожу а потом на полпути в туалет с сигаретой бегу обратно. И так два часа.
    (...) Не пей уж очень. И жирного не надо. Хорошая вода. У тебя не помню, какая вода? Вкусная? Спортом наверное не занимаешься? Ну это как романтизм. Спорт. Питаться правильно не умеем, а туда же... Спортом. Скоро весна. Пей витамины. В марте опять грипп. Обязательно купи нурофеновую мазь, перед выходом на улицу, в метро смазываешь в носу и все. Вот увидишь, как начнут все у вас чихать... Одевайся теплее, в метро расстегивайся, а выходя, еще до эскалатора запахивайся. Сквозняки еще хуже чем в Париже.
      (4 replies)
gospodi 19:10, February 20th 2002
gospodi

                                                                      
      Глава из новой книги, написанная в тюрьме (конечно)
    Сена

    Это река, которую я видел в жизни много дольше других рек. Я прожил на берегах Сены четырнадцать лет. Или без малого четырнадцать. Во всяком случае, первые одиннадцать был прочным парижанином. Забавно, но я более парижанин, чем житель какого-либо другого города! (В Москве, в два присеста, до эмиграции и после, я прожил все-таки меньше.) Я настоящий "parido" и любил мою "Paname", так на жаргоне называют истинные парижане ("parido") свою столицу: "Paname", ориентируясь на скандал с Панамским каналом в начале века. Замешан был в этой коррупции века Фердинанд Лессепс, то есть парижане называют столицу "Скандал Денежным знаком доллара петляет через Париж".

    Сена. На острове Сен-Луи на набережной Анжу стоит отель Пимодон (он же отель Лозен), где в середине XIX века жил Шарль Бодлер (а еще Теофиль Готье), и находился клуб гашишинов. Нет, недаром я настойчиво упоминаю о доме Бодлера в нескольких своих книгах. Дело в том, что Шарль Бодлер для меня не только создатель новой городской эстетики (до него в искусстве господствовала дворянская: помещичье-сельскохозяйственная эстетика), по которой как по Евангелию мы живем и сегодня. Он еще и изобретатель современного мира, а это еще и городской мир. Он придумал нас всех. Он и Бальзак.

    Потому загорать я ходил поближе к Бодлеру на остров Сен-Луи. Я брал с собой американский рюкзачок, клал в него подстилку, пару французских книжек, тетрадку, служившую мне дневничком и одновременно творческой лабораторией. Иногда бутерброды и вино. Маршрут у меня был один и тот же, так как все свои годы в Париже (за исключением шести месяцев в 1985 году) я прожил в третьем аррондисмане на правом берегу, а именно в Марэ. Там у меня были три адреса: 54, rue des Archives, rue des Ecouffes (забыл номер) и 86, rue des Turenne. От всех трех жилищ до Сены было от пяти до семи минут. Оно и понятно: "аэ" по-старофранцузски значит "болото". В начале второго тысячелетия на месте правого берега против Нотре-Дам находилось обширное болото. Обычно я первый раз переходил Сену по мосту Луи-Филиппа, затем пересекал (всегда глядя на дом Бодлера) неширокий островок Сен-Луи и выходил к другому рукаву Сены, обтекающему островок с другой стороны. Там, чуть влево от небольшого моста, соединяющего остров Сен-Луи с островом Ситэ, я сходил на мощеную булыжниками низкую в этом месте набережную и устраивался там. На тех самых булыжниках, что служили материалом парижских баррикад. У меня было облюбованное местечко на этих вонючих камнях - у одного из ржавых причальных колец. Там я раскидывал свою подстилку, снимал полотняные солдатские штаны оливкового цвета. (Хабэ это я привез в количестве нескольких пар из Калифорнии, из армейского second-hand.) Штаны, ботинки и майку укладывал под голову и лежал, краснея кожей. Постепенно появлялись завсегдатаи этого пляжа на булыжниках. Мы все друг друга знали, здоровались, но особенно старались не сближаться. Прямо по курсу возвышался собор Нотр-Дам-де-Пари - вид сзади. Сзади он был похож на присевший на лапы космический корабль. Частично Собор завешивала маскировочная сетка плюща. На этом месте Сена еще раз раздваивалась, и по рукаву ближнему к нам сиплые баржи с песком, углем и дровами шли в направлении площади Конкорд к мосту Александра III-го, к Трекадеро и Эйфелевой башне. По дальнему рукаву и дальше такие же баржи шли в обратном направлении, куда-то мимо Ботанического сада и Аустерлицкого вокзала. Сена немедленно покрывалась такими диким пляжами с наступлением теплых дней. Особенно центральная часть, на островах, у Лувра, у сада Тюильри. Вся многочисленная шпана города высыпала на берега Вечной реки. В конце первого - начале второго тысячелетия Сена видела на своих водах суда норманских воителей. Немцы эти совершали набеги на Париж. Но, конечно, их приплывало меньше чем нас.
    Я провел на Сене многие сотни зыбких, похожих на миражи счастливых дней. Кожу, раздраженную солнцем и городскими загрязнениями, щипало. Вино помогало сохранять себя в состоянии легкого отупения - "groggy", как говорят американцы. Парижские девочки лежали рядом topless, белые груди и соски вверх, а сверху с парапета и с моста на них пялились представители слаборазвитых народностей - кудлатые арабы. Но не слаборазвитых на самом деле, да простит меня Аллах, я говорю иронически, имея в виду, что в их культуре не принято, чтоб девушки лежали в центре города, выставив сиськи. Иногда появлялась моя жена Наташа, идущая куда-либо. Она могла присоединиться ко мне на час, но всякий раз раздраженно находила мое времяпровождение некомфортабельным. Часто, впрочем, заглядывал ко мне отшельнику, или, как я себя называл по имени названия известного романа Луи Арагона, "Peysane de Paris", т.е. крестьянину Парижа, художник Вильям Бруи. Он жил в те годы поблизости, ему досталась узкая щель, квартирка-камера на острове Святого Луи. Несколько раз здесь же, с видом на Нотр-Дам, в газовых выхлопах автомобилей, криках туристов, под взглядами арабов и topless girls, мы устраивали пикники. Я, Наташа, Вилли Бруи, Тьери Мариньяк, и еще всякие люди, их в те годы было много. Так что местечко у Сены было моей штаб-квартирой! Погружаться в воды Сены никто не рисковал. За годы помню лишь несколько исключений. Когда становилось особенно жарко, я заходил несколько раз в воду по колено. Брусчатка как дорога умно спускалась по наклонной в воду. Если кто вдруг, изможденный борьбой с волнами, захочет выбраться - то будет иметь комфортабельное шоссе вверх, не надо будет в бессилии мыкаться, плавать у неприступной крутизны берегов.
    Прожитые мною в Париже годы несомненно останутся самыми счастливыми в моей жизни. А с кожей моей до колен ничего не случилось в те несколько раз, когда я омывал их водами Сены. Должно быть, воды не такие уж и опасные.

    Есть хорошая фотография, сделанная Лотреком парижской фотографии 80-х годов Жераром Гасто: я стою на крыше Нотр-Дам-де-Пари, и вдали вся до самой Эйфелевой башни лежит под мостами Сена. Есть еще фотография того же Жерара Гасто: я в советской солдатской шинели сижу в темноте, у северной оконечности острова Сен-Луи, вспышка вырвала меня из тьмы. В Париже, куда не пойди - везде Сена. Я хотел в конце 80-х годов написать работу: "Влияние реки Сена на "Цветы зла" Шарля Бодлера", - но не сподобился, а жаль.
    Она диктует городу Погоду. На ней есть чайки. Все маршруты Парижа включают Сену. Я много работал в этом городе: написал десять романов, шесть книг рассказов, мне нужна была разрядка. Во второй половине дня, пообедав, выходил к реке, обычно к мосту Луи-Филиппа, и шел по правому берегу вдоль мостов все дальше и дальше. Заканчивался мой маршрут или же на площади Конкорд, или даже я доходил до моста Александра III, сворачивал влево, выходил на Елисейские поля и шел к Триумфальной Арке. Возвращался я тоже на своих двоих. Большой маршрут до Триумфальной Арки и обратно был более двенадцати километров. Зимой я обычно надевал красные высокие американские сапоги до колен, китайскую курточку-ватник без воротника цвета хаки, шарф. Ватник подпоясывал ремнем. Вот что у меня было на голове, запамятовал.

    Идя быстрым шагом, я размышлял. От моста Луи-Филиппа я быстро выходил к Парижской мэрии, к Нotel de Ville. Здание мэрии, правда, было относительно новое - построено в 1871 году, взамен расстрелянного во время Парижской Коммуны старого. Но приличные зализанные плиты мэрии, выходящей к реке, покрывали многострадальную землю Гревской площади - место казней и пыток. Хитрые современные администраторы убрали с карты Парижа Greve, оно называется сейчас Place d`Hotel de Ville. Название Greve служит обозначением для забастовки и сегодня. Давно, в глубокую старину, еще до того, как стать местом казней, этот откос на берегу Сены служил местом, где собирались те, у кого не было работы, кто находился в ситуации en Greve. То есть, по сути дела, когда-то площадь называлась Площадью Безработных. Дальше Сена (от нее всегда несет: летом - сырым домашним теплом, зимой - пронизывающей сыростью и холодом) идет мимо магазинов "Самаритэн" к Понт-Неф и Мосту Искусства. По всей длине Сены насажены каштаны. Если это весна - то цветы их благоухают, а если осень - то на тротуаре лежат бесчисленные расколотые зеленые скорлупки или коричневые большущие камни плодов. Справа тянется однообразный, черно-серый, всего лишь о трех невысоких этажах, казарменный Лувр. Потом Лувр кончается и начинается ограда сада Тюильри. Напротив Тюильри на Сене стоят заякоренные обитаемые баржи. Там живут богатые. Можно увидеть летом обитателей барж в шезлонгах на своих палубах, между кадок с цветами с бокалами в руках. Вдоль Сены можно ходить вечно. 150 лет и больше, и не надоест. Где-то в моих дневниках, оставшихся в Париже (тысячи страниц), возможно, есть записи о прогулках этих длиною в четырнадцать лет.

    Идешь, мерно стучишь сапогами. Один. Наедине с рекой и с древними камнями. Закончились купеческие здания универмагов "Самаритэн", и в разрыв зданий перед Лувром видна церковь, с которой дали сигнал к Варфоломеевской ночи - к избиению гугенотов. В сотне шагов от Сены. Сена слышала все и всех. По набережной Вольтера прогуливался одинокий больной AIDS Рудольф Нуриев в его последние месяцы и дни.
      (0 replies)
gospodi 01:22, February 23rd 2002
gospodi

                                                                      
      Теплая компания
    Маканин говорит - "А я считаю "Андеграунд" очень хорошим романом (с ударением на "очень"). Может быть лучшим романом последних лет... " и смотрит с вызовом в глаза - ждет поддержки. Я молчу. Лева Р. активно тычет пальцем в селедку и коротко просит - "Налейте еще водки." Катя М. вяло засыпает. Такое чувство, что она снова беременна. Я с живостью советую ей родить еще одного ребенка. И она кажется уже не против. Странная она с М. пара. Странно, какое они имеют отношение к литературе сейчас. Один Сорокин - как скала среди мелких писателей. "Я н-не л-люблю реализм. "Господин гексоген" о-очень яркая проза." При его внешнем здоровье должна же быть в человека какая-то червоточина. Может быть в этой его фантазии скрывается некоторая детская инфантильность - любовь к экскрементам, которые в детстве были чем-то запрещенным. В это время милая финка шепчет на ухо - "Но ведь там столько антисемитских страниц!" Она в ужасе. Но Сорокина это не смущает. Он на антисемитизм не реагирует. "Вот только что закончил новый роман. Выйдет в марте. В том же издательстве. "Сало" вышло тиражом в пятьдесят тысяч..." В ответ все уважительно выдыхают - "О-о-о..." Маканин злобно посверкивает глазами и крутит ус. П. обсуждает с З. новую статью. З. разбивает чашку и проливает вино. Потом падает со стула. Ему добродушно помогают принять человеческий вид... Когда мы едем с Маканиным в такси, он все время пытается вырваться из машины - "Давайте я здесь выйду. Я пройду дальше пешком..." Ему душно со мной быть в машине. Неприятно. Он возглавляет новое Букеровское жюри (о чем с гордостью и заявил) и думает, что умрет после этого точно также, как Давыдов, но если выйдет из моей машины, то может быть умрет немного позже... Жаль, я не вижу выражения его лица... Полагаю, что забавное... Теплая компания людей, знающих друг друга уже не один десяток лет... Хм...
      (7 replies)
gospodi 15:58, February 27th 2002
gospodi

                                                                      
      Больной ЖЖ
    Все же странно немного. Как все по разному воспринимают ЖЖ. Для кого-то (многих!) это форма общения, своего рода форум. Уж совсем нелепым мне кажется, что некоторые "юзеры" переписываются, а потом еще встречаются - в дурацких кафе (типа О.Г.И.) или на квартирах? Отчего это - нехватка общения? не знают, чем занять себя? излишек свободного времени? Просто дикость какая-то... Такая публичность и стремление к публичности пугают. Больной во всех смыслах "критик" и организатор "литературного пространства" Д.К. фигурирует только на страницах интернета. Отсутствие мало мальской эрудиции подкрепляется стремлением "опереться" на мнение таких же больных завсегдатаев инета - получается искусственно созданное пространство, в котором существует больные персонажи и которое все время норовит подменить собой литературу - и в целом и по частностям... А так - снова снег и 200 лет Гюго у французов на 300 человек -))))
      (8 replies)

[ Gospodi's Livejournal  |  info  |  Add this user  |  Архивы Gospodi  |  Оглавление  |  memories ]
2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  |  11  |  12  |  1  |  2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  | 

With friends like these...
Advertisement on IMPERIUM.LENIN.RU:
Зайдите в церковь -- увидите стадо | THE END OF THE WORLD NEWS?
Мы набираем новую власть | Не за курорты ордена дают | Священный АхредуптусЪ


:ЛЕНИН: