Миша Вербицкий

ВОЙНА

Возвращение Ханумана

Человеческая жизнь - война всех со всеми; война облагораживает расу, война очищает генетический и культурный код от ошибок, война уничтожает неполноценных. Война это то, что спасает человечество от бесконечной спирали вырождения.

Природа - лаборатория; чтобы удержаться за гранью вырождения, раса обязана, снова и снова, вырабатывать новые чертежи и эскизы самой себя. Остановиться значит умереть; стабильность это синоним вырождения. Генетический код "нормальности" распространяется по экспоненте: если "нормальных" не уничтожают, огнем и мечом и газовыми камерами, они неизбежно вытесняют немногих пассионариев, "живых", фриков. Общество, утратившее пассионарность, общество, забывшее о войне - это общество уже мертво.

Что же такое любовь, брак, ебля?
Ебля это алхимическая лаборатория; ебля это таинственная книга, где будущее разговаривает с настоящим; ебля - это поле битвы в метафизической войне рас. Если смысл нашего существования - убийство ради обновления, ради возрождения, ради полноты бытия, то ебля - это смысл убийства; смысл возрождения; ебля это полнота бытия в единственной доступной нам форме.

А смысл ебли - размножение: постоянная переоценка расовых ценностей. Исправление имен. Космическая евгеника, постоянное, непрерывное, горячечное выведение, воссоздание сверхчеловека - как провиденческая задача человеческой расы.

Два пола выполняют две полярные, противоположные задачи в этом бесконечно важном деле. Женщина - хранительница генетического материала; мужчина - безумный его растратчик. Мужчина - генетически дефективен; общая масса мужского ДНК на процент меньше женской. Эксцессы случайной комбинации генетического материала редко когда затрагивают женское существо; природа не демонстрирует в женщине генетических отклонений. А вот мужчина, почти по определению этого слова - ненормальный, генетический урод, фрик. Мужское общество это фрик-шоу. Мужское общество это нечто отвратительное и ненормальное. От посещения чемпионатов, армейских сборов, математических конференций и концертов Гражданской Обороны, с обязательным соотношением полов 100/10 в пользу обделенных генами - остается такое же ощущение, как от пребывания в мужской уборной где-нибудь в среднеазиатской глубинке: недоумение, смешанное с глубочайшим омерзением. "Я не знаю зачем и кому это нужно", говорите? Никому и незачем. Именно что на смерть, и именно что равнодушной рукой, ни на что другое они не годятся.

Одно мужское существо производит достаточно спермы, чтобы оплодотворить миллиарды женщин. Для генетического разнообразия, наверное, не следует ограничиваться одной мужской особью, пусть и бесконечно супер-полноценной - но десятка тысяч будет более чем достаточно. Остальные это мусор, генетический балласт, спам.

Нормальный для высших млекопитающих вид социума - прайд: самец-бридер, наделенный монопольным правом оплодотворять самок; самки, детеныши, на периферии - самцы для защиты прайда. В человеческом социуме, эту роль исполняет армия; неудивительно, что армейский менталитет неразрывно связан с гомосексуализмом. В этом состоит эволюционный смысл мужского гомосексуализма - самцы, чья роль сводится к защите прайда, должны испытывать лояльность к своим армейским товарищам; а как лучше этой лояльности научиться, чем посредством ебли в жопу. Архетип кшатрия - гомосексуалист; именно поэтому социальные движения, реализующие менталитет кшатриев (фашизм) по своей эстетике и зачастую даже по составу руководства - целиком гомосексуальны.

Картина заполненного мужскими особями стадиона (грязной уборной, армейского сбора, концерта Гр.Об.) - вселяет надежду и веру в сердце фашиста, кшатрия, гомосексуалиста. Типичная мужская особь (с алкоголем, рыбалкой, футболом, телевизором, армией и прочими "мужскими радостями" в круге таких же точно существ) имеет такое же право на существование, как и гетеросексуальное меньшинство; но это существование должно быть жестко ограниченно кругом ее гомосексуальных пристрастий.

Естественный закон, закон, питающий жизнь в ее полноте - закон войны. Война расы против расы, народа против народа, биологического вида против биологического вида; одного социального и антропологического (расового) архетипа - с другим. На самом низком (и наименее осмысленном) уровне - война сводится к физическому изнасилованию и убийству носителей другого расового архетипа; но осмысленная жизнь, проведенная в исследованиях, труде и ебле на благо своего народа - возможно, куда более жестокий удар в самое сердце вражьего племени. Войны выигрываются зачастую не автоматами и гранатометами - гораздо чаще в войне побеждает эффективный (т.е. бессовестно и талантливо лгущий) корреспондент; вдохновенный инженер; трудолюбивый ученый. Культура и евгеника - оружие куда более опасное, чем штык или ракета.

В этой бесконечной войне, в вечном геноцидальном обновлении живой человеческой природы - женская особь играет совершенно особую роль. Мужчина, по природе своей, видит в каждой мужской особи - конкурента; естественное и похвальное желание убить и изнасиловать ближнего своего - в крови каждого пассионария. Мужского; женщина в этом совершенно не нуждается. Поскольку одна мужская особь способна произвести миллиарды сперматозоидов - женщина не может видеть в женщине конкурента. Женская ревность, собственнические инстинкты в женщине - не более чем отвратительная культурная или генетическая аберрация, результат двухтысячелетнего заговора гомосексуалистов, либо контаминация женского - мужским поведенческим механизмом. Общество, где власть принадлежит женскому архетипу - не имеет собственности. Основные проекты - деторождение, воспитание, евгеника - суть проекты тотально коммунистические. Один прайд, или мега-прайд (родовое сообщество) может иметь коллективную собственность, и защищать ее от соседей; но внутри прайда собственности нет, и дети прайда имеют равный доступ ко всем благам.

Мужчины (как индивидуумы) - природные антагонисты; именно поэтому армейский гомосексуализм необходим для исполнения армией нормальных функций. Женщины, на индивидуальном уровне - соблюдают тотальную общность интересов. В этом роль женского гомосексуализма; в рамках естественного закона, женщина скорее лесбиянка, чем гетеросексуал.

Патриархальное общество и жесткие установления иудео-христиатства - результат противоестественной кооперации мужских особей. Патриархализм - заговор, вырвавший власть из рук матриархов; заговор, по природе своей, гомосексуальный (ибо сотрудничество мужских особей и есть гомосексуализм). Этот заговор называется иудео-христианство: помимо народов Книги, никто не пытался кодифицировать патриархализм, и никто другой не строил общества, столь тотально и абсолютно порвавшего с естественным законом. Иудео-христианство - двухтысячелетний заговор гомосексуалистов; а чего может быть противоестественнее ебли в жопу.

Подытожим. В силу естественных и необходимых импульсов, пассионарный мужчина, по природе своей и в первую очередь - убийца. Пассионарное патриархальное общество - это психотическая анархия (нордический этнос) либо кровая тирания (империя Чингиза); непассионарное патриархальное общество обречено на моногамию как способ обуздания пассионарного инстинкта. Обусловленное моногамностью полное вырождение на протяжении (в лучшем случае) десятка поколений - историческая неизбежность. И тот и другой сценарии ведут к расовой смерти.

Другими словами, в обществе пассионариев должен быть матриархат. Брак, как заведено при матриархате - коллективный, с преобладанием женщин и лесбиянства; собственности нет; мужской гомосексуализм (среди суб-пассионарных особей и кшатриев) поощряется; светская культура строится на лесбийских отношениях правящего (женского) класса. Небольшая прослойка мужских пассионариев (богочеловеки, брамины - жречество) занята практической магией, стратегическим управлением и разрешением кризисов, в открытой (и, с обеих сторон, скрыто недоброжелательной) конкуренции с женскими культами. Духовная (браминская) культура строится на сакрализации экстаза творчества, магического делания и ебли.

Подобным образом устроен социум шимпанзе бонобо, генетически отличающихся от человека всего на 1% (примерно так же отличается мужчина от женщины). Нарушение Естественного Закона и появление того, что мы называем Современностью - две стороны одной медали: социум бонобо стоит куда ближе к Традиции, чем гомосексуальный заговор иудео-христиан.

Нет никакого сомнения, что общество Традиции было именно таким; низвержение кшатриями матриархата привело к падению жречества как мужского, так и женского, тотальному забвению магии, и - как результат - воцарению Современности.

Общество Традиции существовало в рамках циклического времени; общество Современности живет по сужающейся спирали "прогресса" и вырождения - каждый виток проходя вдвое быстрее предыдущего. Лишенные магии в грандиозной катастрофе, обезьяны бонобо вымирают, подобно тому, как тысячелетия назад умерло общество Вечного Возвращения и матриархата. В эпоху сумерка богов - в обезьянах остается не больше божественного, чем в измельчавших людях.

Но есть легенда, что Хануман вернется...




Advertisement on IMPERIUM.LENIN.RU:
РОЗОВЫЙ СЛОН | Копирайт против любви, красоты и России | БАРСУК: журнал для детей
Деррида - говно | Убийца уродов В. А. Панайотти ищет спонсора


:ЛЕНИН: