With friends like these...
[ О проекте | Лента | Поиск | От составителя ]

Архивы френд-ленты Livejournal.com (Aculeata: 02.2001-10.2002)

[ Aculeata's Livejournal  |  info  |  Add this user  |  Архивы Aculeata  |  Оглавление  |  memories ]
2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  |  11  |  12  |  1  |  2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  | 

Записи 0-34 (February 2002)
|  0-34  |  35-40  |

Yulya Fridman 00:32, February 2nd 2002
aculeata

                                                                      
      секретарша
    Поиск гуглем на слово "секретарша" дает охуительные
    картинки. Там, например, есть фото Вернера.
    Или вот (без Вернера, кажется, композиция):

    http://home.mega.ru/~atrty/pictures/f061.jpg

    (это я ищу иллюстрации к поразительным текстам
    сына Сап-са-дэ для пресловутого детского журнала)

    Поиск на слово "фараон" предлагает портрет моей
    старшей дочери.

    И так далее.
      (2 replies)
Yulya Fridman 14:26, February 2nd 2002
aculeata

                                                                      

    О, друзья Тифарета обмениваются секретными
    сообщениями. Все тайные знаки. Выбор кодировки
    ничего не меняет.

    Вот и славно.

      Current mood: sleepy
      (0 replies)
Yulya Fridman 20:43, February 2nd 2002
aculeata

                                                                      
      There was a young man

    Я тут печатала стихи про изобретателя; меня
    поправила Катя Ноткина, чей муж знаком с ними
    из того же источника (общая учительница):

    There was a young man
    Named McLean
    Who invented a fucking machine.
    Concave and convex,
    It could fit either sex
    Amd was perfectly easy to clean.

    Расхождения отмечены смелым выделением. А в
    ленте по-прежнему тайные знаки; интересно, все
    ли сообщения об этом. Прочесть ничего нельзя.
    Закроем окошко.

      Current mood: tired
      (0 replies)
Yulya Fridman 17:42, February 3rd 2002
aculeata

                                                                      

    Художники. Чтоб все ваши родственники были здоровы,
    женского пола и пидоразы. Чтоб им было хорошо.

    Сейчас я, бляди, буду рисовать Ершика и его тетю.
    Ничего личного.

      Current mood: disgusted
      (2 replies)
Yulya Fridman 20:52, February 4th 2002
aculeata

                                                                      
      На лобовом стекле грузинского шофера
    Симпатичная газета "Лимонка". Размышляя об ужасах
    сталинизма. В конце 70-х родители вели взрослые
    разговоры. В очереди в магазине (да-да, тогда были
    очереди, а теперь, говорят, нету), или где на улице,
    повстречав сталиниста, говорили негромко про культ
    личности и всякое смежное. А сталинисты тогда
    представляли собой возрастную категорию (молодых,
    идейных, не было, потому что тема была табуированная
    и по телевизору не показывали ужасов сталинизма, и
    в журнале "Огонек" о них не писали). Сталинисты
    говорили все одну фразу: "При Сталине был порядок."

    Еще были грузинские шоферы, неопределенного возраста.
    С обязательным портретом Джугашвили на лобовом стекле.

    Что это были за люди (не шоферы, конечно)? Ограниченные.
    Упертые. Как правило, малограмотные. Недоверчивые
    (рассказы о невинно репрессированных, вплоть до речи
    генсека на XX съезде, считали за слухи и пустобрехство).

    Это были люди без флюгера внутри.

    Что есть большая редкость в гражданском обществе, между
    прочим. Поясню сейчас. На чем держались репрессии и
    обстановка средневекового ужаса, многопревозносимая СМИ?
    На могучем энтузиазме народных масс. На самом деле --
    интеллигенции и полуинтеллигенции ((c) Зощенко). Граждане
    охотно писали доносы: "просверлил в моей стене дыру и
    пускает скрозь нее отравляющих газов" или "блевал на портрет
    Ленина", в основном потому, что сосед ведь съедет, а
    квартира кому достанется? Правильно. В фельетонах
    Булгакова М. наиподробнейшим образом обсуждался квартирный
    вопрос.

    Вменяемые представители общества -- это те, кто поддерживает
    текущую конъюнктуру. А не сталинисты после двадцатого съезда,
    например. Эти не писали доносов. Они в них не верили.

    Которые писали, тем двадцатый съезд совершенно раскрыл глаза.

    Есть некоторый закон, закон о прозревших с поворотом генеральной
    линии. О перестроившихся коммунистах. О тех беспартийных,
    кто стал говорить "эта страна" с победой диссидентского
    дискурса. (Те, кто говорил до победы -- большой частью
    хорошие и честные люди, если только они уехали из России;
    если нет, то они остались мешать.) Закон этот, увы, вполне
    беспощаден, по меньшей мере к самолюбию жертв. Впрочем,
    незнание многих освобождает.

    ДМТ рассказывал историю раскаявшегося кандидата в депутаты
    городского совета г. Саратова. Человек этот даже не был
    и кандидатом, а был стукачом, и в перестройку раскаялся.
    Стал ходить по знакомым, признаваться за водкой: "Я ведь
    на тебя стучал... да, стучал! Такая я гнида! Застрели
    меня, пасть порви прямо сейчас своими руками, а? И на
    девку твою стучал. И на жену стучал. Вот этими самыми
    грязными пальцами!" -- все его прощали со взаимными слезами,
    и на волне всеобщего умиления как-то так вдруг выбрали в
    депутаты.

    Еще он говорил, что советская власть сломала его и научила
    стучать. Это вообще популярная точка зрения. Я встречала
    поклонника группы "Рада и Терновник", который утверждал,
    что самое страшное переживание в его жизни -- необходимость
    зубрить "Научный коммунизм", и что раньше он об этом не
    знал, но перестройка открыла ему глаза. Мы не зубрили.
    Причем, если бы не они (впоследствии прозревшие), даже
    и вопроса бы не стояло.

    То же с необходимостью поступать в комсомол (якобы имевшей
    место). На одном патриотическом празднике меня сильно
    рассмешил Елисеев, традиционалист, редактор газеты "Новое
    сопротивление". Он, оказывается, совсем еще молодой человек
    (и большой антикоммунист), сказал в микрофон: "Я ведь
    всегда ненавидел советскую власть. В 88 году мне было 14 лет,
    но я отказался вступать в комсомол, хотя тогда, как вы знаете,
    это преследовалось!" Присутствовавшие патриоты-монархисты,
    все люди немолодые, сожрали на голубом глазу. Готовый
    миф уже заменил т. н. историческую правду (if any).

    Мне было 14 лет летом 84-го. Весной 86-го, когда
    мы учились в десятом классе, родители меня начали спрашивать
    ежедневно, как там насчет комсомола. Мишу Вербицкого
    тогда давно уже выгнали за хронические опоздания,
    Пашу Иванова за книжки выгнали, так что некомсомольцев
    в классе оставалось только я да Геронимус, сын священника
    Отца Александра. Я все твердила родителям, нейду да нейду;
    они были слишком недовольны и перестали со мной
    разговаривать; сестра плакала и жаловалась, что я ей
    порчу карьеру. И все ее подружки так говорили. Это
    все, впрочем, для моей же пользы.

    Иногда устраивались споры громкие в доме, с аргументацией,
    абсурдной весьма. Отец рассказывал, что в бытность свою
    аспирантом в Новосибирске он в качестве секретаря комитета
    комсомола собирал подписи в защиту Бродского, а не будь
    он в такой должности, ничего бы и не собрал. Правда,
    комитет сразу же закрыли и разогнали, но польза от членства
    в комсомоле явная. Сестра еще смешнее рассказывала, как
    у них в группе -- она на физтехе училась -- на комсомольском
    собрании обсуждали вопрос: у одного студента-троечника есть
    собака, и она мешает ему заниматься. Должен ли он ее
    ликвидировать? И совсем уже было постановило комсомольское
    собрание ликвидировать, но тут сестра догадалась возразить,
    дескать, а вот был бы у студента младший братик, который
    мешал бы ему заниматься, тогда и братика ликвидировать? И
    тогда собрание постановило, мол, ничего, пусть живет.

    К слову сказать -- дикая же у них подобралась группа. Я
    училась на том же факультете три года спустя; комсорга
    курса у нас выбирали следующим образом. Дима П., будучи
    безобразно пьян, шатался по общежитию в поисках хлеба.
    Он не умел сказать, что ему нужно, поэтому просто
    вламывался в комнаты, ходил внутри, держась за стены, и
    искал хлеб. Но не мог найти. И вот наконец вошел в одну,
    а там люди сидят. И у них за спинами белый хлеб на столе.
    Дима, качаясь, добрался до хлеба, схватил его в руки,
    тут его узнали и спрашивают: "А что, Дима, хотел бы ты стать
    комсоргом курса?" Дима произнес нецензурное выражение,
    добавил: "Всю жизнь мечтал," -- и, споткнувшись, вышел.
    А там, в той комнате, как раз происходило заседание
    комитета. Дима П., избранный таким образом, потом полгода
    был комсоргом, сместили его по инициативе сверху, потому
    что он имел обыкновение являться на институтские заседания
    в нетрезвом виде, хихикать в ходе речи докладчика и
    настойчиво вносить рационализаторские предложения.

    Словом, меня все это не убедило, но жить в доме стало
    трудно и не спалось. В один прекрасный день сестра
    отчего-то поехала к директору школы, Нине Евгеньевне,
    женщине героической, поговорить о комсомоле. Вернувшись,
    сказала, что Нина Евгеньевна плакала, ругала таких-как-я
    нехорошими словами и говорила, что мы рушим дело всей
    ее жизни. Не спалось, конечно, совсем, и наутро я
    поехала подавать заявление в комсомол.

    В райком комсомола пять-шесть здоровенных баскетболисток
    из "простого" класса (т. е. не мат-), седьмого или
    восьмого, и меня с ними, сопровождал наш комсомольский
    начальник Либенсон, девятиклассник. Противный весьма.
    Девочки волновались. Либенсон держался важно и разговаривал.
    Мне хотелось спать, и я по примеру Винни-Пуха отвечала
    на его вопросы "Да" и "Нет" по очереди. Когда нас всех
    привели и посадили за стол, крытый чем-то красным, девочки
    стали совсем бояться. Освобожденные работники кокетливо
    предлагали кому-нибудь вызваться отвечать. Я вызвалась.
    Они спросили: "О, девушка, вы хотите?" -- "Да," -- говорю.
    "А не боитесь?" -- "Нет." -- "Ну, назовите, кто у нас
    глава правительства." Я сказала: "Константин Устинович
    Черненко."

    Это был ответ неправильный: Черненко был главой государства,
    а не правительства, если он тогда еще был жив, в чем я не
    уверена. Меня прогнали с позором, и Нина Евгеньевна,
    встретив меня на лестнице, сказала много слов и закончила
    так: "Лучше бы ты туда не ездила." Я извинилась, спросила,
    нельзя ли мне в самом деле не ездить, она сказала -- нет,
    теперь нет. "Прочти, -- говорит, -- подшивку передовиц.
    Поедешь через неделю." Одноклассники, страшно
    развеселившись, через неделю провожали меня в райком,
    читая мне по дороге лекции о современном положении. Меня
    приняли в комсомол в мае 86-го. Погода была хорошая.

    Старинная история Гущина про 666 орденов комсомола, впрочем,
    говорит сразу за все.

    Страх найдет плетку там, где ее не клали, и вот еще у
    Кроули А. была мысль по этому поводу.
      (68 replies)
Yulya Fridman 01:14, February 5th 2002
aculeata

                                                                      
    Поликаров, я заметила, в последнее время (где-то с
    полгода) пишет только про еблю. Про еблю, женщин
    и грубые материальные блага.
    А я вот даже ленту толком не могу почитать.
      (0 replies)
Yulya Fridman 04:11, February 5th 2002
aculeata

                                                                      
      Ты, блядь, где год болтаешься
    some пишет у меня в дневнике интересно:

    >Появляться обратно мне можно было урывками. Из-за учебы. Помню
    >Новый год с 89 на 90, в страшенном сквоте. Новинка для Москвы.
    >Но все уже там прижились и никто ничему не удивлялся....
    >А потом, 3 января 1990 года мне тетка в голубом кримплене и с
    >мотающимися висюльками в ушах кричала в ОВИРЕ: ?Ты, блядь, где год
    >болтаешься, а?! Мы тебя щас по 33 статье и, - в камеру к сифилитикам,
    >а не визу тебе на выезд, блядь!?

    Спасибо; я расскажу тогда тоже немного. Мы уехали
    в 90 году. (В январе мы поженились, в ту же сессию
    Мишу выгнали с мех-мата МГУ, старшие товарищи
    испугались, что пропадет мальчик, и устроили ему
    научный визит в MIT сроком на год. Поэтому осенью
    мы уехали, тут Миша пошел в Гарвард учиться в
    аспирантуре, мы и торчали там лет пять с половиной.
    Ездить домой не было денег, потому что дети у нас
    родились скоро весьма.)

    Уехали мы, в самом деле, антисоветчиками, Миша
    даже думал остаться в Америке, а я нет, больше из
    общего консерватизма, наверное. Энтузиазм по поводу
    свобод пропал довольно быстро, потому что оказалось,
    что это такие искусственные конструкции, может быть,
    устаревшие, что ли. Пожалуй, как такой лес из статуй,
    который поддерживают подпорками, и под которым не то
    что пробивается, а давно выросла и заматерела реальная
    жизнь, строго регламентированная, просто тоталитарная.
    Но быть под контролем -- удобно, комфортно (если он не
    больный). Чтобы этого не замечать, смотрят на статуи.

    Ощущение фальши все время стояло комком, и было
    неприятное, но настроение было не то, чтобы его
    декларировать. Правда, в письмах записано. Но это
    то, на что наложилось главное печальное открытие,
    касавшееся системы ценностей. Вернее всего его
    сформулировал, как раз в те годы (т. е. между 91
    и 93), Лев Аннинский. Он тогда еще не печатался
    вовсе в газете "Завтра" и был мыслей вполне
    прозападнических. И он написал, что вот, оказывается,
    культура, как на Западе, будет распадаться на ниши,
    и поэзия вовсе не дело каждого, и литература не
    имеет не только мессианского, а вообще, пожалуй,
    никакого значения -- теперь граждане будут читать
    детективы и много работать. И написал, что если
    так нужно, он этому рад, то есть, сам-то он печален,
    но считает, что это хорошо, потому что так лучше
    согражданам. Потому что они будут сытые, и у них
    будет личная -- в смысле, частная, уютная -- жизнь.
    А это важнее всего.

    Тогда казалось неоспоримым, что это есть самостоятельная
    ценность (и самая главная), даже если не для нас и не
    для наших друзей -- ну типа, да, мы умеем спать раз в два
    дня и есть еще реже, и одеждой-мебелью не интересуемся,
    потому что нас поддерживают какие-то другие аддикции,
    бабочка-психея на огонек к Гете под вешалкой -- но
    вообще-то все должно быть именно на это ориентированно,
    на то есть нормальную жизнь.

    Забегая вперед, сейчас никакой тоски на этом месте
    нет. Потому, что это не есть самостоятельная ценность.
    А это самая настоящая рекламная фикция, тот самый
    образ уютного преуспеяния, который можно разобрать
    по полочкам, и он тоже, как ни смешно, сведется к
    мифологии. И, конечно, ситуация "нормальной жизни"
    недостижима сама собой: на практике это только
    долгосрочное выбрасывание колбасы в советском магазине
    (помните, был такой термин).

    Ну, просто оказалось, что одни вещи с другими совершенно
    случайно попали в общий пучок. И рыночная экономика
    имеет весьма слабое отношение к Мандельштаму, точнее,
    продает его в одной упаковке с анализом мочи Горнфельда;
    главный ее товар -- неразличение, потому что никакой
    рыночной экономики просто нет. Есть зато идея общего
    (денежного, например, но это неважно) эквивалента. Вот
    с этим, между прочим, даже занятно вышло, ага. А бабочка
    та, типа, летит из огня, а не наоборот. Из погребального.
    Ей так положено.
      (11 replies)
Yulya Fridman 01:30, February 7th 2002
aculeata

                                                                      
      bei_bab
      (6 replies)
Yulya Fridman 03:44, February 7th 2002
aculeata

                                                                      
    Ненавижу рисовать людей, животных и механические
    устройства. Художники так называемые еще за это
    ответят. Козлы.
      (9 replies)
Yulya Fridman 22:40, February 7th 2002
aculeata

                                                                      
    Хуйня какая. Отправила комментарий gollie

    Не вполне в тему:

    Пользователь molcha, девушка, спрашивала стихи
    про масонов. При попытке дать ссылку на

    http://members.tripod.com/~spiridonkornilov/mason/ritual.html

    получился от трипода неприличный ответ. Это с Вами
    случилось, или с триподом?

    говорят меж тем, будто он снес весь проект.
    Проект был гениальный и типа не знающий равных
    в последние три, что ли, года.

    В чем дело?
    Что за хуйня?
      (5 replies)
Yulya Fridman 19:51, February 7th 2002
aculeata

                                                                      
    Нет вообще на свете людей лучше художников, ура и
    ура! Нет людей, кроме художников. Остальные
    козлы и гандоны. Просто они нехорошие люди, потому
    что если художники читают мой дневник (надеюсь, что
    нет), вдруг им грубые слова не понравятся.

    Мне прислали письмо замечательные художники из
    Красноярска, кажется (оно, к сожалению, при
    перекодировании большую часть букв превратило в
    странные символы). Они, может быть, нарисуют
    картинки к повести Семена Плуцера-Сарно "Жил-был
    капитан" и к стихам Катички и ее кузена Саши,
    когда они были маленькие, то есть, не художники,
    а эти авторы стихотворений, а зовут их Люся и
    Миша. То есть, не авторов. Пошли все нахуй
    (кроме художников). Я запуталась.
    В общем, ура! Только эти художники черно-белые,
    но капитаны как раз такие и нужны, а насчет
    Ваала и Шакала я не уверена.
      (0 replies)
Yulya Fridman 00:45, February 8th 2002
aculeata

                                                                      
      В подвале, где не принимают мобильные телефоны

    У _rada_, кажется, в комментариях:
    "В подвале, где не принимают мобильные телефоны..."

    Ведь это начало песни.

    В подвале, где не принимают мобильные телефоны,
    Где плесень нависла на стенах, куда не проводят антенн,
    В подвале, куда не доходят короткие радиоволны,
    Где холод и сумрак, я знаю, где мокро и грязь до колен,

    Но -- об этом молчат пейджера!
    Об этом молчат, молчат пейджера!
    Об этом молчат, молчат, молчат пейджера!

    дальше сюжет развивается; наконец

    Мы встретимся снова, я знаю, в подвале, в промозглом подвале,
    Куда не заходят каналы и срезаны все провода,
    Споткнувшись, слетишь со ступеней в объятья ко мне, как вначале,
    И тихо заплачешь, я знаю, и все ты мне скажешь тогда.

    Но -- пусть об этом молчат пейджера!
    Об этом молчат, молчат пейджера!
    Об этом молчат, молчат, молчат пейджера!

    (написано под впечатлением слышанной из ларька
    "люби меня по-французски, раз это необходимо")

      Current mood: creative
      (8 replies)
Yulya Fridman 05:33, February 9th 2002
aculeata

                                                                      
      Красивое имя Жопа

    Люди добры до чрезвычайности. Все рисунки, все картинки
    сегодня есть. И только я жопа. Почти одна, как всегда.

    А во сне мне приснился трамвай-убийца, ездил по трупам,
    как по арбузам. Неприятно было. Со временем он
    превратился в страшную женщину. От нее все прятались,
    я тоже, хотя пыталась вести с ней беседу по необходимости
    (она меня нашла): говорила ей, что все это без толку.
    Она отвечала очень страшно. Подошел террорист Живая
    Бомба, чтобы взорвать женщину вместе с собой (и со мной,
    потому что я тут же стояла), но что-то в нем не сработало.
    Он был, кстати, на бомбу похож.

    Словом, все к одному: пора начинать новую жизнь. Иначе
    мы уедем в Ленинград раньше, чем я выпущу журнал (потому
    что Парф тоже очень добрая и все узнала, а я жопа, ну то
    есть, все к одному). Чищу почтовые коробки раз и навсегда.
    Прекращать социализироваться. Напоследок дополненный
    вариант песни им. гр. "Гости из будущего" посвящается
    Паркеру. (Припев, который меня смущает все больше,
    оставлен из ув. к некоему юзеру из прекр.) Итак,

    Паркеру

    В подвале, где не принимают мобильные телефоны,
    Где плесень нависла на стенах, куда не проводят антенн,
    В подвале, куда не доходят короткие радиоволны,
    Где холод и сумрак, я знаю, где мокро и грязь до колен,

    Припев:
    Но -- об этом молчат пейджера,
    Об этом молчат, молчат пейджера,
    Об этом молчат, молчат, молчат пейджера!

    Здесь так далеко до земли, не случаются здесь перемены,
    Под слоем цемента бетон, а под слоем бетона гранит,
    Никто ни о чем не узнает, молчите, проклятые стены,
    Ведь тайну, как слово мужчины, подземное сердце хранит.

    Припев

    Пальтишко на легкое платье, я всех за тебя принимаю,
    Догнал, извините, прощайте, иль так, вечерок скоротать,
    И глядя сквозь толщу асфальта, случайных попутчиц пугаю,
    Ведь там под землей мое сердце сквозь черные трубы видать.

    Припев

    Зима? может быть, я не знаю, невежда в погодном вопросе,
    Пиджак нараспашку, ну что же, я верю в другие снега,
    Я вижу, как стрелки часов застывают на этом морозе,
    И судьбы летят, как сосульки, в подземную пропасть зрачка.

    Припев

    Но жизнь означает надежду, пускай она спит подо льдами,
    И рядом в нагрудном кармане от Вердо молчит телефон,
    И небо в свинцовых оковах висит неподвижно над нами,
    Механик часы разберет, и закончится мертвый сезон.

    Припев

    Мы встретимся снова, я знаю, в подвале, в промозглом подвале,
    Куда не заходят каналы и срезаны все провода,
    Споткнувшись, слетишь со ступеней в объятья ко мне, как вначале,
    И тихо заплачешь, я знаю, и все ты мне скажешь тогда.

    Лео Каганов, многократный сотрудник жыдоборных
    изданий -- автор текстов группы "На-на". Ему, наверное,
    дали много денег. Мне денег, наверное, не дадут. Почему?
    Потому, что я Жопа. А Жопа -- это женское имя. Когда
    мы переехали в г. Иркутск (как же я не хочу работать),
    моей сестре было 6 лет. Она вышла на улицу, познакомилась
    кое с кем, вернулась домой и сказала маме: "А еще, мама,
    у нас в подъезде живет одна девочка. У нее такое красивое
    имя: Жопа." Мама разволновалась: "Доченька, это не имя!
    Это ругательство! Это, наверное, ее так обзывают на улице!" --
    "Нет, -- настаивала сестра, -- не обзывают, а называют.
    Ее все девочки на улице так называют: Жопа." Мама, однако,
    продолжала возражать. Ира этого не любила и разозлилась:
    "Знаешь что, очень просто. Эта девочка дала мне свой
    телефон. Сейчас я ей позвоню и скажу: здравствуйте,
    позовите, пожалуйста, Жопу! и ты увидишь сама."

    Так что вот.

      Current mood: tired, tired, blya
      (9 replies)
Yulya Fridman 19:10, February 9th 2002
aculeata

                                                                      
      Выкладывая материалы

    Уй, бля. Какие у меня художники. Какие у меня
    авторы. Завидуйте, толстые журналы. Вы, толстые
    журналы, все дураки. И глянцевые, кроме как в
    которых голые Стрелки (кстати, сколько их, в смысле
    Стрелок, никто не задумывался? то-то же, это вам не
    группа На-на: их даже НЕЛЬЗЯ СОСЧИТАТЬ).

    Внимание, вопрос ценителям, типа, искусств, ага,
    очень приличный вопрос (даже намордный образ
    переодела для приличия):

    Кто изображен на этих картинах

    http://imperium.lenin.ru/FRIDMAN/buka-maslov.jpg
    http://imperium.lenin.ru/FRIDMAN/byaka-maslov.jpg

    и как звали их автора? (Подсказка, со слов моих
    художников: в антологии автора сперва не включали,
    старательно замалчивая его имя; позднее стали
    включать с биографической справкой: "Умер от того,
    что сошел с ума."
    )

    Утверждается, будто художник и по сию пору почти не
    известен (я тут совсем ничего не знаю, мои источники
    всегда слишком левые).

    И еще: вы имеете последнюю возможность поучаствовать
    в дрессировке нашего главного редактора по адресу

    http://imperium.lenin.ru/FRIDMAN/cgi/karyaka3-form.html

    Прекращаю временно выкладывать, скоро все доделаем, ура.

      Current mood: thinking of Mao
      (2 replies)
Yulya Fridman 05:35, February 11th 2002
aculeata

                                                                      
      Общество млекопитающих
      Current mood: mammaliac
      (1 replies)
Yulya Fridman 16:20, February 11th 2002
aculeata

                                                                      
      The Chief Blow-Job Executor
    К разговорам бессмысленным с дамами (бессмысленным,
    разумеется, с моей стороны).

    У меня была институтская знакомая, курса на два
    старше, звали Анечкой, а фамилию не скажу. Очень
    собой привлекательна, о таких говорят, эффектная
    женщина. Между юношами о ней ходили почти
    фантастические легенды неприличного содержания.

    Окончив физтех, она затосковала -- у нее были к
    тому причины -- стала очень скоро менять любовников,
    пить много водки, а больше ничем и не занималась.
    Однажды к ней подошла барышня-сотрудница и спросила:
    "Аня, расскажите, как у вас все получается?" -- "Что
    получается?" -- "Вот это, с мужчинами." -- "Что с
    мужчинами?" -- "Ну, они так всегда с вами... они за
    вами..." -- оказалось, девушка влюблена, ищет
    взаимности, но пока не получается; думает, должен
    быть способ. Анечка подумала тоже и отвечала с
    сомнением: "Боюсь, вам не подойдет." Но девушка
    настаивала -- она на все готова, раньше сомневалась
    бы, а теперь уже все равно. -- "Нет, вам не подойдет."
    -- "Я все сделаю, только скажите." Анечка сказала:
    "Бутылка водки, и рукой за хуй схватить." Девушка
    побледнела, усмехнулась презрительно: "Да... наверное,
    вы правы, это мне не подойдет."

    Анечка, между тем, сказала чистую правду: она, не
    имея лишнего времени на разговоры, поступала именно
    так, причем оказалось, что такой образ действий, как
    правило, и настраивает мужчин на романтический лад.

    Когда я вернулась из Америки, застала Анечку у друзей,
    и она сразу спросила меня: "Blue job, ведь есть такое
    выражение в английском языке?" -- у нее замечательно
    хорошее произношение. "Есть, -- говорю, -- только,
    наверное, не blue job, а blow job? Минет?" -- "Да,
    наверное, -- говорит, -- да, это больше похоже." И
    рассказала историю про сокурсницу, которая тоже теперь
    в Америке. Она собралась устраиваться на работу.
    Приятель вез ее в машине на интервью, и она очень
    волновалась. Ей уже дали много советов, сказали,
    какие будут вопросы, например: какое положение вы
    хотели бы занимать в нашей фирме? А она вовсе
    не знала, как отвечать. Мужичок утешал-утешал ее,
    в конце концов говорит: "Да скажи ты им, In your
    company, I would like to be the chief blow-job
    executor." Она послушалась. Из аудитории ее вывели
    под руки на всякий случай. В Москве, говорят, никто
    не понял этой истории даже с переводом: "Почему вывели?
    Почему не взяли? А я бы взял на такую работу! А наш
    начальник..."
      (2 replies)
Yulya Fridman 18:22, February 11th 2002
aculeata

                                                                      
    Блядь. Деревяшка хуева. Не грузится, сволочь,
    Живая Жопа. А мне надо спросить у пользователя
    Барсук, нельзя ли использовать его морду для
    кнопки. (Больно красивая.) Ну и пошли в пизду.
    Сделаю журнал и приду сюда еще раз. Если будет,
    как сейчас блядь, дохлая жопа, закрываем лавочку
    и переходим в на imperium.lenin.ru. Не для

    мягкого хомяка!
      (2 replies)
Yulya Fridman 02:14, February 16th 2002
aculeata

                                                                      
      Журнал "Барсук"
      (8 replies)
Yulya Fridman 05:22, February 17th 2002
aculeata

                                                                      
      Кто силнее
      (5 replies)
Yulya Fridman 10:52, February 18th 2002
aculeata

                                                                      
      Соседкина мама. Р. Арсений. Магнитные полюса.

    В Царицыно ходят птицы вороны, царапают снег, то
    ли мерзлый, то ли талый, наоборот. Тепло. По
    утрам, оказывается, там одни вороны с собаками,
    молодцы.

    Бабушка-соседка сказала у подъезда: "Знакомьтесь,
    это моя мама." И правда, отличная мама в платочке,
    с огромными круглыми кастрюлями в ряд на скамеечке,
    я думала, таких не бывает. Кастрюли тоже в платочках
    и в полотенцах. Приезжала на поминки деда Коли,
    соседа, своего зятя. А мы с Машкой шли гулять.
    "Рано что-то идете; Машенька рано встает?" Хорошая,
    и жалко деда Колю. Мы еще не ложились.

    Ребенок Арсений сделал фантастически прекрасный дизайн
    для Барсука, вот мы и гуляем. Мало надо человеку
    для счастья (мне), а вчера еще казалось, что впору
    вешаться. Хочу поменять уже сейчас, но не буду, наверное,
    менять из архивных соображений. Основную морду я бы
    все-таки поменяла (там сейчас старый пока), а первый
    номер пусть будет. Но дизайн отличный, а вот говорят,
    молодежь, молодежь. Мы блядь помрем, а оно будет цвести.
    Это мне нравится.

    На прогулке видела мальчика с круглой головой и вспомнила
    Сашу Кейко. Это у меня был такой приятель в г. Иркутске,
    в академгородке. Там стройка была. Мы на ней вместе
    лазили, а за нами гонялись пьяные дяди, потому что это
    было строго запрещено под страхом смертельной казни. Мы
    оба были профессорские дети, только его отец сильно старше;
    я хотела стать солдатом, а он строителем. Он обещал, когда
    мы вырастем -- ему было семь, а мне шесть -- подарить
    мне двадцатипятикомнатную квартиру. Я относилась к этому
    с пониманием. Мы поссорились из-за явления электромагнетизма.
    Я врала, что у меня дома магнит однополюсный (значит, они
    бывают), мотивируя это тем, что одна и та же иголка
    притягивается к нему с обоих концов. (Больше от
    запальчивости.) Когда я уходила с нашего пригорка,
    задрав подбородок, он орал мне вслед, захлебываясь
    дьявольским хохотом: "Я тебе подарю полукомнатную квартиру!
    Четвертькомнатную! Однавосьмакомнатную!" Мириться мы не
    умели, поэтому с тех пор и не разговаривали до самого моего
    отъезда, хотя учились в одном классе. А мне и не жалко.
    Потому что -- вот так они все относятся к своим обещаниям.

      Current mood: happy
      Current music: KN "Obyknovennyj cinizm"
      (0 replies)
Yulya Fridman 13:53, February 18th 2002
aculeata

                                                                      
      Что делают лесбиянки

    Когда я училась на физтехе, две моих однокурсницы --
    настоящая красавица родом с одного дальневосточного
    острова, с ней другая в очках, но у нее вот грудь
    была весьма хороша -- задумались о том, что делают
    лесбиянки. Инстинкт ничего им не говорил. Они жили
    в профилактории по путевке от доктора. Там была
    хорошая столовая.

    К ним пришел в гости очередной поклонник дальневосточной
    красавицы. Они спросили его с порога: "Привет, (допустим)
    Боря, ты не знаешь, что делают лесбиянки?" Он не хотел
    говорить, но они долго приставали к нему, изображая муки
    женской любознательности, и даже немного побили. Тогда
    Боря (я не помню, как его звали) ушел и вернулся с
    инструкцией. "Вот, вы хотели," -- он им сказал. Они
    возмутились: "Что это? Фи! Ты нам это принес? Как ты
    посмел?" -- и еще немного его побили, а покончив с этим,
    порвали инструкцию у него на глазах. (Условный) Боря ушел,
    наконец, хлопнув дверью. Девушки сейчас же спрыгнули
    на пол, собрали клочки инструкции, склеили ее клейкой
    лентой и внимательно прочитали.

    Как сказал, кажется, один из садовников Кролика по этому
    поводу: "Сначала подманят, а потом бряк!" И в зрелые
    годы никто не застрахован от таких дел.

      Current mood: thuoghtful
      (1 replies)
Yulya Fridman 12:10, February 18th 2002
aculeata

                                                                      
    О.О.О. "Стелла" торгует пивом.
    Киоск называется (красивыми буквами):
    "ОБЩЕПИТ".
    А вот был еще ШИРПОТРЕБСОЮЗ.
    Дойдет ли до этого мода на ретро?
    Хорошо б.

    Миша пишет авангардистскую энциклопедию
    о копирайтах. Читает стихи. Привела бы
    здесь, но стесняюсь. Вчера звал слушать
    песню против копирайтов, гениальную,
    которую скачал по МП3 -- на английском
    языке. Больше я ничего не скажу.
      (0 replies)
Yulya Fridman 08:20, February 18th 2002
aculeata

                                                                      
      Про Золушку.
    А. Н., А. К., вообще А.

    Про Золушку.
    Стихи.

    Бьют часы, а Золушка кричала во сне,
    По перилам вниз, юбчонки трещат,
    Стали свечи в ряд при большой луне
    И король высылает вперед отряд.

    А в гримерной жестко и затхлый дух,
    И в который раз повторить слова,
    И дублер за принца, второй из двух,
    Так бежал вчера, не догнал едва,

    И часы над сценой пора менять,
    Мастер Гофман вышел из мастерской,
    С ним сапожник Шиллер в пивной опять,
    И идет меж них разговор мужской.

    Тяжкий сон, но проснуться еще страшней,
    Крысы щерят зубы, и стук копыт,
    И хмельная рябь в беспорядке дней,
    Не успел уйти, а уже забыт.

    Режиссер молчит; попенять ему,
    Станет легче, выговоришь, ну что ж,
    Кто он, Царь Кощей в ледяном дому
    Или камень на сердце, не поймешь,

    И будильник эхом ночных сирен
    На автомобильный щебечет лад,
    Феи прячут палки между колен,
    Однополый грезится им разврат,

    Только Золушка знает свою роль до конца,
    Влево шаг и вправо, и между строк,
    И не нужен грим для ее лица,
    И грустит в гробу театральный бог.
      (0 replies)
Yulya Fridman 11:56, February 20th 2002
aculeata

                                                                      
      Кто таков профессиональный писатель (23, 32)
    К разговору одному, и по вопросам детской литературы.
    Что есть, в самом деле, профессиональный писатель?

    Хочется сказать просто: кто обучался, как
    дети млекопитающих (вначале подражая взрослым
    на охоте, потом -- дискретными скачками,
    качественными переходами, на собственной шкуре),
    тот обыкновенный [кто угодно, не только писатель],
    а профессиональный -- тот, кто учился, как учат
    людей. Он как бы теорию знает, в дополнение
    или вместо.

    На самом деле, во всех хороших случаях (а плохие
    нам не интересны) -- как учили, не догадаешься.
    Не поймешь то есть по результату.

    Не имея (к счастью) возможности долго аргументировать,
    попробую предположить, что профессиональный писатель
    тот, кто

    (1) умеет работать в готовых жанрах -- т. е. изобретенных
    не им;

    (2) умеет при любых обстоятельствах воспроизвести [единожды
    удавшуюся] ситуацию -- сюжетную, композиционную, жанровую;

    (3) понимает конъюнктуру (типа, что должен сказать мальчик
    девочке, и что она ему должна ответить -- совершенно не то,
    что на улице, но то, что принято в литературе и в кино про
    любовь)

    Для детской литературы это вопрос особенно актуальный:
    по факту жизни, в нее уходят отработанные жанры (хотя
    к ней же относятся едва ли не самые удачные авангардистские,
    "непрофессиональные", опыты).

    Пример хорошего профессионального писателя: Крапивин.
    Умберто Эко (прошу прощения, кому противно слышать
    про эту мондиалистскую суку, но что-то я его тексты
    читаю с удовольствием) -- писатель непрофессиональный,
    нормального детектива даже ему не сочинить.

    Вот так, а во сне мне снилась голая девушка.
    У нее на животе были надписи "23" (слева) и "32"(справа),
    читать сверху вниз. Ей было 23 года, а 32 -- это был
    какой-то ее размер в единицах длины, наверное. Или нет.
      (26 replies)
Yulya Fridman 02:46, February 22nd 2002
aculeata

                                                                      
      Еще о профессиональных писателях
    Переношу из комментариев, в ответ borisl,
    к вопросу о профессиональных (и непрофессиональных)
    писателях.

    ********
    О гонорарах и правда речь не шла поначалу.
    А шла о том, что -- у писателей, как мы их
    знаем, разные отношения с канонами. В юности
    мне казалось неинтересным то, что написано
    в рамках уже устоявшейся конъюнктуры, я не знала,
    зачем это нужно. Сейчас вспоминается, что есть
    чтение потребительское, "вкусное" (как едят), а
    вспоминается к тому, что если быть, как дети, в
    этом нет ничего плохого. Например, Приключения
    Капитана Врунгеля. Не ахти какая книжка, но вкусная,
    и хочется, чтобы было сто серий. Для того, чтобы
    такие писать, нужно быть профессионалом. Хармс,
    кажется, не смог бы, хотя его детские книжки гораздо
    лучше. Это все странно немного.
    ************

    Это все, кажется, больше к вопросу о том, как
    воспитывать детей в состоянии перманентной революции.
    Хармс и Введенский принадлежат к этому состоянию,
    и даже Маршак с некоторым скрипом, и Заходер, и
    переводы его, и Волков, хоть он и серийный автор.
    А вот Крапивин -- нет.

    А Анатолия Алексина расстрелять. Т. е. колесовать
    вначале и залить глотку расплавленным свинцом, с
    уважением, а там уж можно и расстрелять.
      (19 replies)
Yulya Fridman 06:11, February 22nd 2002
aculeata

                                                                      
      Current mood: thinking of Mao
      (15 replies)
Yulya Fridman 15:25, February 22nd 2002
aculeata

                                                                      
    Я так решила. Меня теперь больше никто
    не любит. Это -- гады и, не побоюсь этого
    слова, гадины, хотя это и невежливо. Но
    просто я больше ничего не боюсь. Я пойду
    нахуй. Это как поймать животное, не знаю,
    барсука и отрезать ему половину жопы
    (браконьерство сраное). Ненавижу.
    Фашисты. Фашизм.
      (0 replies)
Yulya Fridman 07:44, February 22nd 2002
aculeata

                                                                      
    Вот так с разговорами: чем больше вдумываешься
    в реплику собеседника, тем дальше ускользает
    смысл. И ты еще больше вдумываешься. А он еще
    дальше. (Особ. если девушка.) И над тобой все
    смеются: хихикают. И правильно делают. Потому,
    что он не внутри, а снаружи. Вот так, значит,
    такая жизнь.
      (0 replies)
Yulya Fridman 06:23, February 23rd 2002
aculeata

                                                                      
      23 профессиональных писателя и 32 попугая по пути на хуй
    Вот ведь и нахуй пойдешь, далеко не уйдешь.

    dima_l в комментариях наставляет нас дважды:

    Профессиональный писатель - это такой писатель,
    который пишет разрешённые вещи. То есть, мразь.

    Все верно, но в данном случае неважно, я и сама
    мразь -- а непрофессионалов, стремящихся писать
    разрешенное, дохуища. (То есть, это не определение,
    а лозунг им. О. Э. М. для тех, у кого нелилейный
    нрав. Если слишком часто повторять хорошие лозунги,
    выйдет запрет на разрешенные вещи, а это будет
    похуже постмодернизма.)

    Почему оно неконструктивно? Потому, что над писателем
    предполагается некая власть -- общественного мнения,
    например, церкви-государства или, как вот было у нас,
    власть советов; конъюнктуры профессиональной, наконец --
    которая ему одни вещи разрешает, а другие запрещает
    под смертным страхом.

    Детский писатель, между тем, не подлежит власти, а
    представляет власть. (Как и "взрослые" писатели,
    вот именно Акунин-Маринина, в пору медиакратии.)
    Это качественно иное положение дел, если можно так
    выразиться. Оно, конечно, неприятное, но и врать
    незачем. Отсюда сразу ясно, что он должен делать.
    Он должен иметь за душой вполне ясную этическую
    концепцию, на которой можно строить. При этом --
    он должен молчать, пока его не спрашивают. То есть,
    в рамках своих текстов не лезть промывать мозги: это
    значило бы злоупотреблять своим положением. Власть,
    у которой руки чешутся и зудит гузно, ничего хорошего
    не заслуживает: она мельтешит, и ее слово не веско.
    (Никакая власть ничего хорошего не заслуживает, но
    она должна сыграть свою роль.)

    Но остальных вопросов это не отменяет никак. Повторюсь:
    есть вполне конкретные вещи, профессионального характера,
    которых я, например, не умею, и хотела бы научиться. И
    сильно подозреваю, что для этого нужны особые способности,
    таланты в самом банальном смысле слова, которых у меня нет.
    Раньше думала иначе.

    Примечание, по прочтении ленты:
    Ура! Программа, вот как это называется!
    Недели две тому мучалась, не могла сообразить. Вот
    так и заголовки к стихам на случай: ну, когда краса
    красот сломала член, или приезд тезоименитства, в этом
    роде. Есть правда в жизни, и люди бывают полезные.
      (11 replies)
Yulya Fridman 17:17, February 23rd 2002
aculeata

                                                                      
      Литература
    Сочинила опять популярную песню группы
    не Стрелки, а какие-нибудь наверное Мужские
    Стрелки (не смею сказать: Руки Вверх -- до
    этого нам не дорасти никогда). Точнее, это
    перевод из классики.
    Паркеру, что ли, посвящается? Ну да: по двум
    причинам. И Наташе М. Только что-то припева
    нет, и вообще что-то не так.

    Вначале музыка, а прочее потом!
    Иду к тебе, шагая неуклюже,
    Размывчивый, как отраженье в луже,
    Теряю вес под проливным дождем.

    Иду и в выраженьях не стесняюсь,
    Небрежен я в словах, ведь для души
    Любые средства будут хороши,
    Ведь я в мечтах с тобой соединяюсь.

    Я по пути цветов не различаю,
    Я в светофор врезаюсь на ходу,
    Но вижу всех оттенков красоту,
    Туман мечты глотаю вместо чаю.

    Я шуток не люблю и остряков,
    Шагаю мимо умников пугливых.
    За низость я могу заехать в рыло,
    За слезы неба, ибо я таков.

    Я, верно, мог бы быть красноречив,
    Но, открутив башку фигурам речи,
    Я научился выть по-человечьи
    И к реву сердца подобрал мотив.

    Бренчали рифмы, словно побрякушки,
    Я слышал скрежет банки жестяной,
    Которую схватил пацан глухой
    И привязал к хвосту плешивой кошки.

    Я мимо них, за музыкой пешком
    К каким-то небесам дойду, наверно,
    Ты не люби других, ведь это скверно,
    Которые шатаются кругом.

    Иду к тебе. Бетона арматура,
    Рассвета дуновенье поутру,
    И песни пахнут тмином на ветру...
    А остальное так, литература.
      (9 replies)
Yulya Fridman 10:41, February 24th 2002
aculeata

                                                                      
    Вообще, приходится признать, что - - -.
    Я гнусная скотина.

    В детском журнале "Барсук" гениальные авторы
    и фантастически хорошие есть художники. Но
    этого никто не увидит и не прочтет. Нельзя
    сказать, чтобы я не знала, что так будет.
    Я знала.

    А мне надо было бы пойти и заспамить все
    гостевые. Почему не пошла спамить? Все
    приличные люди ходют и спамют. К нам вот
    ходют за этим очень приличные люди. Псой
    Короленко, профессор филологии или хуй его
    знает, кто он филологии, но он молодец.
    Написать на лист "Север" хотя бы. Я ничего
    вообще не сделала. Опять подписаться на
    еже-лист.

    Но я совсем не хочу подписаться на еже-лист.
    Это, мне кажется, дело не женское. Я женщина.
    Во всяком случае, я не хочу. И не женское, да.
    Женщина должна скромно валяться где-нибудь на
    диване, смирно читать книжку, подходящую для ее
    разумения, что-нибудь про пиратов, стыдливо
    глотать чай с мятой и с пирожными какими-нибудь
    нехитрыми, иногда шоколад. И знать свое
    место. Это обязательно. На самом деле, все
    фигня это, а я просто скотина. Надо что-то
    придумать, пожалуйста.

    Самые глупые книжки, которые я видела, про
    пиратов, кажется, а журнал, даже не знаю, какой
    журнал. Не знаю насчет компьютерных игр, если
    только стрелялки, а так вредно для нравственности.
    Надо что-то делать, а это говно все, что я
    говорю.
      (6 replies)
Yulya Fridman 04:57, February 24th 2002
aculeata

                                                                      
      gollie, крокодил, огнетушитель, права человека...
    Вот здесь:
    http://www.livejournal.com/talkread.bml?itemid=24270720

    Права настигают человека внезапно, как завещал нам
    Великий Крокодил, как учит Политическая Партия,
    они пылают пламенем в сердце, и никакой огнетушитель
    не заглушит, шипя, тот пожар.

    (Это я составляю предложение со словами крокодил,
    огнетушитель, права человека, внезапно, политическая
    партия.


    Интересно было бы придумывать фразы великих русских
    писателей с этими словами, например, Толстого и
    Достоевского. А вообще, конечно:

    Мало того, что училка называет меня "господин Ли", она
    без перерыва заставляет нас составлять предложения,
    употребив при этом слова, не имеющие друг с другом
    никакой связи, например: крокодил, огнетушитель,
    права человека, внезапно, политическая партия".
    --

    чуть подправлено; это и есть идеальное предложение.
    Удивительно, как другу ув. gollie в голову не пришло.)

    Кто интересуется Вулисом, братья и сестры -- не знаю,
    жив ли он сейчас, но сразу после моей заметки послал от
    имени М. В. письмо в математическую конференцию с грубыми
    проклятиями в адрес Великого Китайского Математика, и еще
    в разные инстанции несколько жалоб. То есть, тогда был
    жив и в порядке.
      (1 replies)
Yulya Fridman 22:38, February 25th 2002
aculeata

                                                                      
    Просить прощения хочу у хороших людей за
    предыдущую запись; спасибо, я непременно
    все буду делать сама, просто пока еще не
    сообразила, как именно. Спамить гостевые,
    может быть, ведь и лишнее: откуда там
    возьмутся дети? Никто не должен делать за
    меня мою работу, это пустое все, и все равно,
    конечно, большое спасибо.

    Р., хорошая, сказала по телефону: "Я тут всюду
    рекламирую твоего "Барсука"... не хочу тебя
    обидеть, но той же тактики, что и ты, в свое
    время придерживалась Ольга Арефьева. Она
    приходила повсюду, хлопала глазами и говорила --
    ну я же ничего не могу, я же женщина. И все
    начинали все за нее делать." Мы с ней обратили
    внимание, что на женщин это действует отчего-то
    не меньше.

    И кстати, может быть, здесь и не нужно ничего
    делать. А нужно держать как есть для архива,
    и на бумаге издать альманах. Но если нужно
    делать, я обязательно буду сама.

    Отдельное спасибо egmg. Задумалась над
    ответным письмом. У Симки с Машкой был день
    рожденья, поэтому до сих пор думалось туго, и еще
    по ряду причин -- но и Вам ведь тоже сейчас как
    будто не до того.
      (5 replies)
Yulya Fridman 15:00, February 26th 2002
aculeata

                                                                      
      ASCII, В. И. Лужин, Плих, Плюх и др.

    Плих и Плюх -- в размер "Сказке о царе Салтане"
    (как и "Краденое солнце" Чуковского), и почти
    совпадает строфически.

    Папа Фиттих рядом с мамой,
    Мама Фиттих рядом с папой
    На скамеечке сидят,
    Вдаль задумчиво глядят.

    ср.:

    А ткачиха с поварихой,
    Сватьей бабой Бабарихой
    Там чего-то там сидят,
    Четырьмя все три глядят.

    Солнце по небу гуляло
    И за тучу забежало.
    Глянул заинька в окно,
    Стало заиньке темно.

    Пушкин придумал такой фольклорный стих, или он был
    (надо еще Вильгельма Буша найти, а связи нет; нет связи).

    Винни Иуда Лужин выложил Всемирную Антологию ASCII-графики.
    У меня ее почти не видать.

      Current mood: tired
      (0 replies)
Yulya Fridman 15:01, February 26th 2002
aculeata

                                                                      
      Прикладная военная география
    Хачатурян рассказывал: когда он был маленький,
    ему нравились географические карты. Он их
    разглядывал часами, а потом рисовал сам: горы,
    реки, моря, уровни высоты, полезные ископаемые.
    Никаких сюжетов при том, никаких героев --
    только изображение местности. Правда, он
    обнаружил, что на некоторых картах стрелочками
    отмечены военные конфликты. Тогда Хачатурян
    решил тоже изобразить войну: открыл атлас на
    произвольной странице, срисовал две страны и
    долго трудился над схемой кровопролитных сражений.
    Страны эти были, как ему сейчас вспоминается --
    Чувашская АССР и Мордовская АССР.
    -- Не то, чтобы я не умел читать, -- пояснил
    Хачатурян, -- я уже умел, но эти аббревиатуры,
    видимо, мне ничего не говорили, или это казалось
    неважно.
    -- Но, -- говорю вежливо, -- наоборот, ты в
    каком-то смысле предвосхитил...
    -- Да, -- подхватывает Хачатурян, -- и это ведь
    вполне могла бы быть война, скажем, между
    Арменией и Азербайджаном, открой я атлас на
    другой странице...

    Хачатурян усталый, осунувшийся.
      (0 replies)

Записи 0-34 (February 2002)
|  0-34  |  35-40  |

[ Aculeata's Livejournal  |  info  |  Add this user  |  Архивы Aculeata  |  Оглавление  |  memories ]
2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  |  11  |  12  |  1  |  2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  | 

With friends like these...
Advertisement on IMPERIUM.LENIN.RU:
Странные наклонности Ясена Засурского | Новый Мировой Порядок. Тезаурус
"U2 vs. Negativland" | Русские Боги | Однобожие -- фикция и дешевая демагогия


:ЛЕНИН: