With friends like these...
[ О проекте | Лента | Поиск | От составителя ]

Архивы френд-ленты Livejournal.com (Aculeata: 02.2001-10.2002)

[ Aculeata's Livejournal  |  info  |  Add this user  |  Архивы Aculeata  |  Оглавление  |  memories ]
2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  |  11  |  12  |  1  |  2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  | 

Записи 0-34 (June 2002)
|  0-34  |  35-63  |

Yulya Fridman 03:17, June 2nd 2002
aculeata

                                                                      
      Если не дай бог что

    (1) Лифта ожидала на площадке первого этажа.
    Подошли еще двое. Лифт приехал, открылись
    дверцы, и вышел сосед пенсионного возраста.
    Посмотрел и сказал с возмущением:
    -- Их двое, а ты одна!
    Мужички, ожидавшие чуть поодаль, смутились и
    сказали:
    -- Ничего, ничего... мы это...
    Я тоже сказала:
    -- Не беспокойтесь.
    Сосед предупредил:
    -- В крайнем случае, если не дай бог что, я
    засвидетельствую.
    -- Да мы это... -- сказали мужички и замялись.
    Они доехали до шестого этажа и испуганно
    выскочили, озираясь по сторонам.

    (2) 2 или 179. Кажется, проблема Буриданова
    Осла разрешается тем, что 179 немного ближе.
    Не к добру все это, наверное.

    (3) Возвращаясь с собрания ЛЭШ (Хачатурян,
    не будь дурак, взялся вести математику у
    гуманитариев), чуть не проехала остановку
    в метро. Видела сон. Сильным приливом
    смыло дома в городе, похожем на Ленинград,
    только там жили индейцы. Пролетело НЛО
    (очень большое). Катапультировались,
    по-видимому, коричневые пришельцы в
    прозрачных капсулах. Внутри жидкости
    вяло шевелились и источали зловоние.
    Ученые пытались с ними установить контакт
    (в подробностях). Догадались говорить на
    языке запахов. Получили и расшифровали
    серию сообщений. Впоследствии оказалось --
    это просто в НЛО, пролетавшем мимо совершенно
    случайно, сработал санузел.
    Чудовищно.

    (4) Мало сплю, но уже надоело.

      Current mood: tired
      (6 replies)
Yulya Fridman 16:57, June 2nd 2002
aculeata

                                                                      
    Ну и ладно
      (0 replies)
Yulya Fridman 14:16, June 3rd 2002
aculeata

                                                                      
    Гуляли вечером в лесопарке. Воздух хороший,
    но пыльно. Какие-то дядьки не то справляют
    нужду, не то онанируют под каждым кустом.
    Скукота.

    Машке, вроде, понравилось.
      (0 replies)
Yulya Fridman 01:44, June 5th 2002
aculeata

                                                                      
      Рада, И, Терновник
    Печально нам.
    Поговорим о веселом.

    http://imperium.lenin.ru/DISCUS/messages/156/293.html?1023208555#POST4533?1023208555

    5-го июня в клубе "Вермель" - концерт группы
    "Рада & Терновник". Электричество. Начало в 22.00
    адрес: Раушская набережная, 4 метро "Новокузнецкая".
    Больше электрических концертов до сентября не
    будет.
      (3 replies)
Yulya Fridman 02:20, June 5th 2002
aculeata

                                                                      
      Тридцать тысяч евразийских калмыков
    О веселом.

    Кооператив Ништяк какого-то там числа, где-то
    третьего дня был прекрасен, должно быть, в июне.
    Несмотря на тяжелый похмельный синдром Кюрваля.
    Таня стучала в бубен, начернивший ей кончики
    пальцев. Пальцы были отчищенны.

    Дугин рассказывал об успехах Небесной Евразии,
    кажется, не очень земных (но мы отстали, он
    сказал, по заграницам). Тридцать тысяч
    буддистских калмыков (это сказал Паша З.) вступили
    в Евразию в полном составе. Кажется, они вначале
    попали не в ту Евразию, но вскоре разобрались.
    Еще там есть Муфтий и ламы двух цветов, забыла,
    каких; красивые. Миша хотел, кажется, еще
    желтого и зеленого, но Дугин строго заметил:
    "Знаете, Миша. Хорошенького понемножку."
    Есть и евреи, но не как у всех: "Евреи у нас
    меняются, -- объяснил Дугин, -- потому что они
    все время сидят. Хорошие, проверенные люди,
    многие прямо из общества "Память". Раньше они
    были других убеждений, теперь им надоело, а
    радикальность осталась, ну и ударились в другую
    крайность, естественно."

    Говорили о сайте всех русских философов, и
    вообще о философах. Дугин назвал одного очень
    хорошего философа из Ленинграда, а я забыла
    фамилию. Он сказал: "Замечательный человек.
    Просто замечательный. Но у него тяжелая
    шизофрения, последняя стадия... Он сочинил
    пьесу "Тридцать девять шагов". Он читал роман
    Достоевского "Преступление и наказание" и все
    там высчитывал -- вот шаги, например, -- и
    всюду у него выходило тридцать девять. Он
    замечал, допустим, что в этом месте Раскольников
    повернул налево, а там поворот только правый --
    значит, действие происходит в каком-то зеркальном
    Петербурге... словом, черт знает что такое.
    Он даже и убил старуху-процентщицу, или это
    он жену свою убил; прекрасный человек. Я
    навещал его, он там сидел посреди кухни, смотрел
    в одну точку... очень хороший философ, просто
    замечательный."
      (0 replies)
Yulya Fridman 03:44, June 5th 2002
aculeata

                                                                      
      Не 2

    О веселом.

    Ездила в чертову прорву разнообразных мест.
    Вспомнить противно. Заехала в Институт
    Астрономии, где числюсь инженером второго
    или одиннадцатого разрядов, забрать работу.
    Минут сорок обсуждали с отцом и д. ф-м н.
    Олегом Х. существенность порядка вычисления
    пределов
    по какому-то удивительному
    телефону, с дырочками, так, что трубку никто
    не брал. Мы вдвоем сидели на работе, а Олег Х.
    находился почему-то в квартире моих родителей.
    Не сон, кажется. Впрочем, все равно.

    Рассказала отцу про ленинградского философа
    и евразийских евреев, которые все время сидят.
    Он развеселился и сказал в ответ, что его вчера
    приглашали в директора института космических
    исследований, обещали, что не будет никакой
    административной работы: "Ты будешь только
    заниматься наукой. У тебя будет пять
    заместителей с правом подписи по всем
    финансовым вопросам."
    -- Мать твоя, -- он сказал, -- конечно, мне
    запретила. "Они будут подписывать, а потом
    я тебе буду передачи носить!" А они меня
    уговаривали так: "Тебе ж на работу будет ездить
    гораздо ближе. Две остановки, и ты на месте.
    И все. А мы, -- говорят, -- там будем сейчас
    запускать спутник на крыльях, с парусами, от
    солнечного ветра," -- представляешь? И я чуть
    было не согласился. А перед тем, -- говорит, --
    звали эти... военные. У них поскольку много
    денег, и есть возможность заниматься наукой...
    ну, там космос, естественно... они сначала
    предлагали мне трехъэтажный коттедж в любом
    месте Подмосковья. Где хочешь, говорят, нам
    это все равно. Потом то, другое, потом говорят:
    "Ну, ладно. Ну, что ты хочешь? Ты хочешь, чтоб
    запустили спутник к этим, да? к кольцам Урана?
    Чтоб показать, что эти наврали сволочи американцы,
    что там нет спутников-пастухов? Ракету хочешь?
    Ладно. Запустим тебе ракету." -- 290 миллионов
    долларов, между прочим. Чтоб я так жил.

    Д. ф-м н. по телефону с дырочками вдруг рассказал
    про вторую школу; оказалось, у него там две
    дочки, в хим-био классах, которые разогнали.
    Что разогнали, я знала и раньше. Ушли преподаватели
    якобы по собственному желанию, оставив пару человек
    довести классы. История пренеприятная, и что
    делать с девочками, неясно; есть планы перевести
    все классы в 192 школу (новый седьмой класс
    набирали уже там), но имеются опасения, что
    администрация второй школы это пресечет. Словом,
    не пойдем мы во вторую школу, наверное. Жаль,
    потому что сегодня, на родительском собрании,
    учительница математики мне понравилась. Юная
    на вид тоненькая такая, веселая, никак не скажешь,
    что десять лет работает в школе. Звать Анной
    Викторовной. И в классе целых десять девочек
    из 28 человек (она говорит, обычно набирается
    3-4); наверное, будет хороший класс.

      Current mood: tired
      (0 replies)
Yulya Fridman 04:12, June 5th 2002
aculeata

                                                                      
    Блядь. Спутник на парусах от солнечного
    ветра. Типа год назад я не верила, что
    оно взаправду (Стругацкие, естественно,
    придумали давно, и были уже настоящие
    паруса для дополнительного разгона, но
    это не то все же). Живут же люди. А я
    говно. Все было неправильно. Ну и
    хорошо, впрочем. А забавно, что советская
    фантастика -- черт с ней, пора спать, но
    не забыть про аллегорические образы
    все-таки. Но сперва перевести хотя бы
    страницу.
      (0 replies)
Yulya Fridman 14:28, June 5th 2002
aculeata

                                                                      

    imperium.lenin.ru что-то пошаливает.

    Вот (читая ленту tiphareth) за что
    всегда хочется выкинуть из списка друзей (кроме
    дам) -- это за жалобы на друзей и их списки.
    Заебали, товарищи (кроме дам). "Он меня выкинул",
    "я его выкинул", "я его любил, а он меня выкинул",
    "обещал жениться, а выкинул", "я его выкинул, а
    он меня не выкинул", "я сейчас вас всех выкину",
    "я вас давеча всех выкинул", "не хотел, а выкинул".
    Если вы такое пишете (а сами не дама), подите и
    удавитесь, и пусть вас все выкинут. Есть же
    интересные темы, вот, например, дамы. А то я
    его, он меня.

    Пидарасы, что ли, все (кроме дам).

      Current mood: tired
      (3 replies)
Yulya Fridman 19:58, June 5th 2002
aculeata

                                                                      
      Еврейский фашизм
      Current mood: amused
      (12 replies)
Yulya Fridman 04:50, June 7th 2002
aculeata

                                                                      
      enot
    Мне изюм нейдет на ум.
    Цукерброт не лезет в рот.
    Мой товарищ под окном
    Дрянь кровавую клюет.
    И другой товарищ мой
    Пьян, как грузчик ломовой,
    И товарищ третий тоже
    Тут лежит, на труп похожий,
    Ничего он не клюет,
    Гад морской к нему ползет.
    И ткачиха с поварихой,
    С сватьей Бабой Бабарихой
    Молча ходят там и тут,
    Дрянь какую-то клюют.

    Но не ходит, не клюет
    Мой прекрасный друг Енот.
    Труд презрев психомоторный,
    Он сидит, нерукотворный.
    Да еще не спит один
    На кровати армянин

    Ой. В общем, с днем рожденья,
    enot (female)!
      (1 replies)
Yulya Fridman 15:34, June 7th 2002
aculeata

                                                                      
      Сионистская сказка
    Миша рассказал мне, что повесть Б. Заходера
    "Отшельник и Роза" представляет собой (как
    всем известно) криптосионистское сочинение.
    "Они искали Город, где все хорошо и живут
    Друзья, -- он объяснил, -- в чем им
    препятствовала госпожа К. Госпожа К. -- это
    КГБ, как всем известно. А Город еще назывался
    как-то иначе, не так, как его называют." Я
    вначале не поверила (хотя Миша сказал, что это
    совершенно ясно, и он прочел об этом еще давно
    у одного патриота), но после убедилась, что так
    и есть:

    -- Я знаю! -- сказала Роза. -- настоящие
    друзья живут в Алом Городе. Они построили
    его сами и живут там и дружат, и для них
    Море всегда синее-синее! И знаешь, говорят,
    что эти Друзья -- мои сестры или братья или
    вообще какие-то родственники, так что мы
    должны пойти к ним, и они нам очень обрадуются!


    "У меня была тетя Роза," -- выслушав это, сказал
    Миша.

    Через пару абзацев появился Дядя Краб (вроде Рака,
    но опытнее и старше).

    -- А это еще что такое? -- спросил он и махнул
    клешней в сторону Розы.
    Нельзя сказать, чтобы он был слишком хорошо
    воспитан!
    -- Это -- не что, а кто! Это Роза, -- объяснил
    отшельник. -- Мы с ней идем к Алому Городу искать
    Друзей.
    Дядя Краб удивился еще больше -- глаза у него
    совсем вылезли.
    -- Мое дело, конечно, сторона, -- сказал он, --
    но все-таки я должен тебе кое-что сказать.
    Во-первых, Алый Город находится за семью морями,
    так что ты туда не дойдешь! Во-вторых,
    по-настоящему он называется не Алый Город, а
    как-то иначе, так что ты его не найдешь!
    В-третьих, там нет никаких Друзей, так что ты
    зря его ищешь! Ты собираешься совершить глупый
    поступок! А еще глупее -- таскать с собой
    такую обузу, -- и он своей толстой клешней
    снова показал на Розу.
    Роза побледнела от обиды, и лепестки ее сжались."

    Краб хотел его предупредить. ("...в одном
    из Семи морей ты обязательно встретишь госпожу
    К., и она покажет тебе, где Раки зимуют! От
    души желаю тебе этого, дерзкий мальчишка! Для
    твоей же пользы!") Кстати, имея в виду финал,
    я бы все же думала, что Рак -- это Академик
    Сахаров, а Роза это Елена Боннер.
    Только вышло-то все иначе.

    Еще обнаружила, что в припадке маразма забыла
    записать о концерте Рады и Терновника. Запишу.
    Он был ГЕНИАЛЬНЫЙ, ужасно здоровский, давно так
    не играли. Правда, я опоздала, потому что забыла
    покемонов, и пришлось за ними возвращаться
    (никуда без них не езжу вообще), но все равно
    успела к началу. Раде покемоны очень понравились.
    И С. Рыжкову они тоже очень понравились. Дочка
    у него фанатеет от покемонов.
      (1 replies)
Yulya Fridman 17:15, June 7th 2002
aculeata

                                                                      
      Тайно берет деньги

    Как меня справедливо предупреждал гроза
    экстремистов Иван Судаплатов, директриса
    в 179 школе оказалась совершенно удивительная.
    Она все же повздорила с Н. Н. Константиновым
    и написала на него жалобу, обвиняя его в том,
    что он (а) вообще мерзавец; (б) тайно берет
    деньги с посетителей математического кружка.

    Саша Х., комментируя всю историю, заметил,
    что это самое смешное обвинение, которое
    можно было бы предъявить Константинову.
    (По какой-то дурацкой привычке составители
    доноса предпочли мздоимство, например,
    растлению малолетних; времена-то меняются,
    нельзя же не принимать в расчет, что меняются
    времена.)

      Current mood: amused
      (11 replies)
Yulya Fridman 03:51, June 8th 2002
aculeata

                                                                      
      Собака
    По двору идет собака.
    У собаки три ноги.
    Позади у ней клоака.
    В голове у ней мозги.

    Может, холодно собаке
    И она идет в подъезд.
    Человеку же без драки
    Не найдется в мире мест.

    Улица. Фонарь. Аптека.
    Одинокая звезда.
    Нет друзей у человека.
    Человек один всегда.
      (5 replies)
Yulya Fridman 01:53, June 9th 2002
aculeata

                                                                      
    А каким животным, кроме человека, свойственно
    отвращение к фекалиям?
      (2 replies)
Yulya Fridman 03:19, June 9th 2002
aculeata

                                                                      
      Паста Улама
    Парадокс Ферми-Паста-Улама.
    Это не про инопланетные цивилизации.
    (А про системы с большим числом степеней
    свободы и нелинейность, которая должна
    приводить к термодинамическому равновесию,
    но не приводит.)
    Кто такие Паста и Улама? Как их писать
    латинскими буквами?
      (2 replies)
Yulya Fridman 04:05, June 9th 2002
aculeata

                                                                      

    Масоны, они ведь что. Означающее у них не
    в пример значительней означаемого. (То, что
    Гумилев характеризовал как "содержимое
    выеденного яйца"; ср. пустые скорлупы.
    Раньше там что-то было, теперь нет -- теперь
    там усеченная часть пирамиды.) У истинно
    Православныхъ Эзотериковъ (в терминологии
    Бобы Иисусовича) означаемое, наоборот, куда
    больше, оно повсюду (и вообще не там). А вот
    Луферов в свое время пел:

    "Но высокое пламя мы ценим в свече,
    И доверье в словах, а не мнимую двойственность,
    И окалины слой не заменит металл,
    Душ родство не подменит случайная родственность..." --

    рифма очень хорошая, даже лучше, чем пентаграмма -
    монограмма. И означающее равно означаемому.
    Потому что жизнь была хорошая. Другой не надо.

      Current mood: tired
      (0 replies)
Yulya Fridman 01:26, June 10th 2002
aculeata

                                                                      
      В разн. знач.
    прогрессивный (в разн. знач.) progressive;
    -- ое человечество progressive mankind / humanity;
    -- ый подоходный налог progressive income tax;
    -- ый паралич мед. progressive paralysis

    МОСКВА
    "РУССКИЙ ЯЗЫК"
    1990
      (1 replies)
Yulya Fridman 02:28, June 10th 2002
aculeata

                                                                      
    К этому

    Человечий детеныш выглядит очень питательно.
    Просто у нас культура другая.
      (5 replies)
Yulya Fridman 02:45, June 10th 2002
aculeata

                                                                      
      ФИЗИКА В ПИСЬМАХ МАХАТМ
      (1 replies)
Yulya Fridman 02:56, June 10th 2002
aculeata

                                                                      
    Что же такое все-таки самосогласующаяся
    система? Даже не спрашиваю, как это
    сказать по-английски. Просто интересно.
      (2 replies)
Yulya Fridman 23:19, June 13th 2002
aculeata

                                                                      
      Без денег сейчас никуда
    Последнее про дачу, и работать.

    Саша Х. имеет странное хобби для школьного
    учителя и кумира своих старшеклассниц: он
    всегда ездит в электричке без билета и
    дразнит контролеров беспрекословным
    повиновением. "Я очень люблю слушать, что
    мне говорят контролеры, -- он говорит. --
    Потому что они всегда говорят разное. Один
    контролер мне сказал: предъявите билет. Я
    сказал, что у меня нет билета. "Тогда, --
    говорит контролер, -- платите штраф." Я
    сказал, что и денег нет. А он как-то очень
    хорошо, безо всякой злобы мне отвечал: "Тогда,
    молодой человек, выходите из электрички. Без
    денег сейчас никуда."

    Вначале я этого не знала; отправляясь на дачу,
    мы пошли было покупать билет, но в кассе
    оказалась огромная очередь, а мы уже начинали
    опаздывать на электричку. Следующая шла через
    час. Я спросила, точно ли не пускают теперь
    без билета на электричку. Хачатурян сказал:
    "Да. Там стоят турникеты. Но есть народная
    тропа. Если хотите, мы можем побежать народной
    тропой. Но там действительно придется бежать."
    Мы побежали. Народная тропа проходила между
    шпал и завершалась крутым подъемом на платформу.
    Там был заборчик, и по нему лезли безбилетные
    зайцы, в основном бабушки в юбках и с коробами.
    Одна бабушка уже перелезла и давала своим
    товаркам инструкции: "Ногу ставь сюда. А теперь
    сюда. А теперь здесь." Там было хорошо.

    Хачатурян предупредил: "На электричке должно быть
    написано "Волоколамск"." На электричке было
    написано "Шаховская". "Ничего, -- сказал
    Хачатурян, -- это еще дальше. Конечная на этом
    направлении." Я не поверила, потому что твердо
    помнила, что Шаховская -- одна из ряда не слишком
    крупных станций, и дальше еще долго ехать. Мы
    поспорили было с Хачатуряном, и вдруг меня осенило.
    Я замолчала. А Хачатурян все спрашивал:
    -- Ну, так что там за другие станции?
    -- Угадай, -- говорю зло.
    Хачатурян подумал:
    -- А. Шишковка, Шахматовка?

    Контролеры сказали нам: "Как не стыдно! С детьми
    едут и не берут билета." Мы перешли в тамбур, а
    оттуда в другой вагон, и доехали до нужной нам
    станции.

    На обратном пути Хачатурян спросил меня, не хочу
    ли я взять билет. Я вежливо отказалась. Хачатурян
    обрадовался: "Теперь, -- говорит, -- они не смогут
    сказать нам то же, что в прошлый раз. Мы же
    едем без детей." Мы поговорили о разных, по
    большей части школьных, делах, Хачатурян подтвердил,
    что Гейдман вернулся к ним в 43 школу, и мы стали
    писать по слову стихи. Пришли контролеры: злая
    старушка в очках и милиционер. Они сказали: "Что?
    Нет денег? Что за наглость. Так нельзя. (Шепотом)
    Ну, платите сорок пять рублей на двоих. Что??? Не
    хотите платить??? В тамбур! На выход!" Мы,
    соблюдая инструкции, пошли в тамбур и попытались
    уйти в последний вагон, но злая старушка в очках
    нас поймала. Мы попытались выйти и войти, но она
    нас снова поймала: "Что??? Ну, это уже наглость!
    Так нельзя! Идите в первый вагон." Мы шли, а
    она подгоняла нас сзади, и сказала Хачатуряну:
    "А еще с девушкой! Жених называется!" -- и мне:
    "Тогда ты давай за него плати!" Контролерша отстала,
    но мы послушно пришли в первый вагон, сели там и
    стали писать стихи по слову. Хачатурян, оказывается,
    не вполне расслышал злую старушку и похвастался:
    -- А ты заметила? Они, кажется, сказали, что я
    жених. Это они как бы обозвали меня: "жених", такое
    ругательство.
    -- В твоем возрасте, -- говорю, -- ты должен быть
    польщен, что тебе еще можно сказать "жених".
    Хачатурян поморщился:
    -- Да... это верно. Но, -- добавил не без
    язвительности, -- это все, конечно, твое обаяние.
    Оно закрыло им глаза.
    -- Это, -- говорю, -- безусловно.
    Мы продолжали писать стихи, и на станции
    Новоиерусалимская Хачатурян сказал, что отсюда ходит
    много электричек, а я спросила, хочет ли он выйти
    и поехать на следующей, а он сказал: "Нет. Я,
    напротив, намерен строго следовать данному мне
    указанию пройти в первый вагон; выйти из него мне
    никто не разрешал. Впрочем, конечно, если ты
    хочешь..." Нас высадили на станции Истра. Точнее,
    нам сказали: "Ну, это уже наглость. Так нельзя.
    Идите в тамбур, доедете там," -- но Хачатурян, к
    счастью, этого не расслышал.

    Мы вышли и на скамеечке писали стихи, и Хачатурян
    предложил писать стихи с конца, то есть, начать
    с последнего слова, и к каждому последующему
    приписывать предыдущее. Мы написали второе
    стихотворение таким образом, но не докончили,
    точнее, недоначали. Стихи получились не очень
    хорошие, но все же приводятся для истории.

    [От начала к концу]
    ***
    Цветы в саду благоухали,
    Струились светлые струи.
    И много раз они стихали,
    И вновь стихали. Соловьи

    Меж тем на ветках стрекотали.
    Жужжал скворец, скрипела дверь,
    Пустая бочка из-под Вали
    Внезапно вырвалась как зверь.

    А пузырьки с клочками шерсти
    Вокруг кружились, как в кино,
    И Валя видела отверстье,
    Напоминавшее окно.

    Цветы тем временем увяли,
    Иссякли светлые струи,
    Скворцы уж сдохли, не жужжали,
    Не стрекотали соловьи.

    [от конца к началу]
    ***
    ............
    Вот пожилая итальянка
    Ушибла голову об пол,
    Держа в руках четыре склянки,
    И к парапету подошел

    Один матрос, быть может, спьяну
    Надевший на нее парик.
    Из непроглядного тумана
    Кошмарный вдруг раздался крик:

    "Эгей, гражданка, не в метро же:
    Куда идешь в своих штанах?"
    Бац! кто-то получил по роже,
    Когда корабль исчез в волнах.

    Второй матрос утратил душу,
    Приняв за якорь (*); Ив Монтан
    Свиньей был гадкою укушен,
    А Николай упал в фонтан.

    Примечание:
    (*) приняв за якорь -- матросский жаргон,
    означающий: употребив чрезмерно много спиртного.
    Ср.: принять за воротник.
      (3 replies)
Yulya Fridman 14:06, June 13th 2002
aculeata

                                                                      
      Броневик
    Лет пятнадцать назад Николай Александрович
    Джанумов преподавал у нас в школе начальную
    военную подготовку. Он был старший лейтенант
    с усиками, любил, чтобы носили галстуки и
    разбирали автоматы. Миша Вербицкий как-то
    раз имел у него в четверти единицу.

    Вчера, когда мы шли на электричку, Хачатурян
    сказал:
    -- На днях к нам приезжал Максим Волчкевич,
    не знаю, помнишь ли ты его, и сообщил со слов
    Рафа следующую историю. (Будто бы Раф однажды,
    не так давно, при большом скоплении народа, ее
    рассказал.) Знаешь ли ты историю про Рафа и
    Джанумова?
    Раф = Рафаил Калманович, учитель математики.
    -- Нет, -- говорю, -- пожалуйста, скорей
    расскажи.
    -- Как-то в школе, вечером, Джанумов зашел
    в кабинет к Рафу, притворил дверь и сказал
    ему, что он его уважает. Потому, что Раф
    мужчина. Потому, что в школе двое настоящих
    мужиков, Раф да Джанумов, об остальных нечего
    говорить. И поэтому сейчас он, Джанумов,
    доверит Рафу свой главный секрет. Раф был
    растерян и попытался уклониться от
    откровенности, но Джанумов настаивал, и
    отказываться было невежливо. Джанунов
    отвел Рафа вниз, в глубокий школьный подвал,
    раскрыл ключом какую-то дверь и показал ему
    колеса, цепи, огромные шестеренки, железяки
    удивительной формы, образующие на полу огромную
    кучу.
    "Вот! -- сказал Джанумов. -- из этого я соберу
    броневик! Ни у кого в школе нет броневика,
    а у нас будет."

    Я вспомнила, что работала однажды на практике
    в Ботаническом саду с девочкой из параллельного
    (нематематического) класса по имени Люба Б.,
    очень хорошенькой. За прополкой пионов она
    мне призналась, что они с девочками стараются
    всюду сопровождать Н. А. Джанумова, носят
    военную форму и с удовольствием участвуют в
    игре "Зарница". К сожалению, она сказала,
    Джанумов уже женат, у него красивая жена,
    лучше бы она ее никогда не видела. А однажды
    им для проведения маневров достался броневик,
    вроде бы чрезвычайно воодушевивший Джанумова,
    но он не ходил, а стоял, и в соответствии со
    сценарием ей выпало просидеть там вдвоем с
    лейтенантом около получаса, готовясь к боевой
    операции. Я рассказала об этом Хачатуряну.
    -- Насчет броневика, -- задумчиво сказал он, --
    она могла и приврать. С другой стороны, Раф
    уж точно не выдумал эту историю!
    -- Зачем ей врать, -- говорю, -- она же
    рассказывала не о броневиках, а о романтическом
    переживании своей жизни.

    Дальше мы шли молча, и я вспоминала Любу Б.,
    тоненькую и красиво одетую, на грядке с пионами.
    В самом начале ее рассказа, еще не разобравшись, я
    бестактно спросила, как это ее угораздило играть
    в зарницу, и главное, с Джанумовым лейтенантом.
    Я вспомнила, как она мне ответила.

    -- Потому, что он настоящий мужчина, -- говорю.
    -- Прости, ты о чем? -- переспрашивает Хачатурян,
    очевидно, думавший о чем-то своем.
    -- О Джанумове, -- говорю с досадой.

    Хачатурян вежливо промолчал. Электричка вот-вот
    должна была подойти, мы свернули из-под моста.
      (4 replies)
Yulya Fridman 17:00, June 13th 2002
aculeata

                                                                      
      Что такое дурак
    Дурак -- не тот, кто пытается переоткрыть
    велосипед. Дурак тот, кто пытается, но не
    может, и даже забыл, зачем велосипед, и в
    разговоре старается создать впечатление,
    что велосипед -- глубокая и какая-то душевная
    вещь, из тех странных, о каких не смеешь
    говорить внятно: они требуют лепета.

    Но по обрывкам смыслов и знаков, из
    которых складываются его сумбурные речи,
    нельзя не восстановить исходный образ. Не
    потусторонний, увы, а раз и навсегда
    вербализованный, рукотворный. Не идея
    о велосипеде -- нет, готовый массовый
    продукт, с техническим описанием и печатью
    производителя.

    Мне случалось много раз так попадаться,
    ловить себя на беспомощных попытках
    переоткрывать самые незамысловатые
    средства передвижения. Хоть я и дура,
    значит -- а все-таки считаю, что
    незлокачественная. Злокачественный
    дурак тот, кто прячется от догадки о
    банальности (зд.: вторичности) посетившего
    его прозрения или переживания. И
    старается выдать контаминацию расхожего
    смысла за продукт личной сердечной работы,
    не только не давая себе труда очистить
    сигнал, но добавляя шумов.

    Зато оно в общении полезно: между
    собеседниками проскочит искра узнавания,
    вот и сказались душой, без слов. Пусть
    не благодать, но имитация благодати. Зачем
    им отдавать себе отчет в том, что узнали-то
    всем известный (но испорченный) велосипед.
    Может, оно не так уж и глупо? Действительно,
    что такое дурак. Не тот ли, кто действует
    против своей пользы? И то: расхожая мудрость.
    Вот теперь и ясно, наконец, что такое дурак.
      (7 replies)
Yulya Fridman 18:18, June 13th 2002
aculeata

                                                                      
      Коровы
    Миша, собираясь в магазин, примерно в пятый раз:
    -- Все! Я должен идти. Что тебе купить?
    -- А ты не помнишь?
    -- Нет! Да! Сметану! Я должен купить тебе
    сметану тридцать две коровы.
    -- Тридцать три коровы.
    Миша, глядя себе под ноги (ищет второй ботинок):
    -- Тридцать три... а я одну корову забыл. Что
    же так...
    Подняв рюкзак и обнаружив под ним ботинок, уходит,
    тихо бормоча себе под нос, чтоб не забыть:
    -- Двадцать пять бакинских коров...
      (0 replies)
Yulya Fridman 20:09, June 13th 2002
aculeata

                                                                      
      Добрая собака
    Девочка Зюка (Марина) идет впереди, я за ней.
    По узкой тропинке идем в дачный магазин. Впереди
    ручей, через него лесенка-мост. Зюке в конце
    июня будет семь лет. В начале пути спрашивает:
    -- Как ты хочешь пройти, по камням через добрую
    собаку, или тебе придется нагинаться?
    (Зюка босиком, я соображаю, что она не очень хочет
    идти по камням.)
    -- Как тебе удобнее. Мне не трудно нагибаться.
    -- Тогда идем тут. (Помолчав) А сколько раз тебе
    нужно пройти туда-сюда, чтобы запомнить дорогу?
    (Боюсь, она наблюдала из окна мои попытки
    ориентироваться среди двух калиток. Я начинаю
    нервничать.)
    -- Можно, я не буду тебе отвечать? А то мне
    станет очень стыдно.
    (Зюка делает жест руками: дескать, все, нет
    вопросов.)
    -- Я пробегу здесь быстро, а то крапива.
    -- Давай.
    (Догоняю ее.)
    -- Видишь, какая у нас крапива? Это садовник
    постарался.
    -- Садовник сажает крапиву?
    -- Ну (смеется), это у нас тут так говорят.
    Когда крапива высокая или репейник.
    -- Дикий садовник? Вроде лешего? Который живет
    за дачными садиками и нарочно сажает колючие
    сорняки?
    -- Ну да. А как ты думаешь, леший откуда?
    Думаю и правда; потом начинаю говорить примерно
    о том, как одна волна поселенцев сменяет другую,
    и предыдущие (рассеянные, оставшиеся по одному
    на старых местах) в передаче последующих всегда
    оказываются наделенными волшебными свойствами.
    Особенно если с ними пришлось повоевать. Или
    если жильцы въезжают в пустой дом -- он всегда
    населен привидениями. А еще, говорю, вот что
    случается в том же роде: если было два племени,
    и они враждовали, то божки одного племени будут
    демонами у другого. Зюка перебивает:
    -- Я в этом не очень хорошо разбираюсь, потому
    что, видишь ли, я в бога не верю. А что такое
    демоны?
    (Радуюсь, хочу продолжить тему о трансформации
    значений.)
    -- Демоны -- это злые духи; там, где есть Сатана,
    просто его приспешники. А насчет бога -- ну что
    ж, мы ведь сейчас говорим, во что верят люди вообще.
    Вот демоны, как, может быть, русалки, лешие или
    царь Кощей...
    -- Царь Кощей? Это из "Руслана и Людмилы".
    -- Да. А Пушкин его взял из фольклорных источников.
    Ты же читала сказки? Только в сказках для детей
    он обычно просто Кощей.
    -- Кощей Бессмертный.
    -- Кощей Бессмертный. А здесь, видишь, он царь.
    Может быть, он и правда был царь какого-нибудь
    соседнего народа, и на удивление долго жил, вот
    его и прозвали Бессмертный. Может, он был злой,
    может, и не был: царь врагов воспринимается как
    злой в любом случае. Он мог быть даже не тощий,
    а толстый, как бочка. Иногда в легендах все
    переворачивается наоборот.
    -- Да. А ты помнишь это место из Пушкина? Из
    "Руслана и Людмилы"?
    -- Какое место?
    -- Про Лукоморье.
    -- Да.
    -- Наизусть помнишь?
    -- Да, наверное.
    -- Можешь прочесть?
    -- М-м-м... конечно.
    (Читаю. Слушает тихо, перебивает только в одном
    месте.)
    -- Что такое чахнет?
    -- Теряет жизненные силы. Становится совсем тощим.
    Он же над златом чахнет: стоит и жадничает, не может
    налюбоваться, и забывает, например, поесть.
    -- Что такое злато?
    -- Золото. Это так часто бывает: вместо "голод"
    раньше говорили "глад", даже вместо "мороз"...
    -- А я однажды, знаешь, читала стихотворение.
    Какое, уже забыла. Только я в нем ничего не поняла.
    Потому что, ты можешь себе представить, там были
    ударения для рифмы все переставлены! Ну, читай
    дальше.
    (Читаю. Продолжаем разговор в том же роде. Назад
    Зюка ведет меня мимо доброй собаки. Это овчарка,
    довольно большая, на цепи. Машет хвостом, завидев
    Зюку издалека. Подходим ее погладить, минуя
    плакат на воротах "ОСТОРОЖНО, ЗЛАЯ СОБАКА!")
    -- Видишь, какая она добрая? -- спрашивает Зюка. --
    Она уйти не может, потому что она на цепи. Ты
    любишь собак? Ей здесь скучно. Поэтому мы и
    приходим сюда иногда.
      (1 replies)
Yulya Fridman 01:29, June 15th 2002
aculeata

                                                                      
    Странные ребята.
    Олег Игоревич по прозвищу Гриц, выпускник
    179 школы 83 года, геолог, преподает химию,
    иногда физику, что еще? географию? Девушки,
    милые, одна игривая и вполне накрашенная,
    собой хороша (преподает биологию). Физик --
    Стас с физфака. Сдобная, полненькая
    "словесница". "Когда мы разрабатывали
    программу по словесности, с нами не было ни
    одного словесника. Мы сидели: я (геолог),
    математики, историчка -- ты ее не видела,
    это Катька, она не смогла прийти..."

    Обсуждали структурную единицу текста,
    промежуточную между текстом и предложением.
    Прелагали абзац. Словесница провела
    исследование о том, как разбивают на абзацы
    в разных родах литературы (справочной,
    детской, художественной). Это нужно за тем,
    чтобы научить детей писать тексты, а в них
    абзацы.

    Пакетное обучение. Названия "пакетов" довольно
    удивительные. Три класса: девятый математический,
    девятый беспризорный (стаж на улице от четырех
    месяцев до двух лет) и седьмой, просто седьмой.
    Если отдавать им детей, идти к ним работать,
    а я устала уже от сегодняшнего пятичасового
    "педсовета" (теперь знаю про них больше, но
    всего не запишешь). Они милые люди, но я
    не уверена, что все это очень здорово.

    В начальной школе, они говорят, детям нужна
    мама. В средней школе -- Друг Лидер (это
    учитель такой). Но меня смущает не это.
      (10 replies)
Yulya Fridman 19:34, June 15th 2002
aculeata

                                                                      
      Чувства

    Ненавижу я мерзких дебилов,
    У которых хуйня в голове.
    Я плетьми б их их кровавыми била
    И топтала б в душистой траве.

    Ненавижу дебилов дурацких,
    Их друзей ненавижу и баб,
    Ненавижу мыслишек их бляцких
    Я за то, что их мелкий масштаб.

    Ненавижу домашних животных,
    Если служат тем гадам они.
    Если мимо проходят они,
    Не скрываю рефлексов я рвотных.

    Эх, Генриетта Давыдовна, Генриетта Давыдовна...

      Current mood: dim
      (1 replies)
Yulya Fridman 02:08, June 16th 2002
aculeata

                                                                      
      Diogenes und die boesen Buben von Korinth
    Вильгельм Буш,
    "Диоген и гадкие мальчишки из Коринфа".

    (Courtesy of parf, непревзойденной
    владелицы раритетных изданий.)

    Философ в бочке, выбив донце,
    Лежал задумчиво на солнце.

    Мальчишка это увидал
    И вмиг приятеля позвал.

    Тот тут как тут. Они вдвоем
    Стучатся в бочку, словно в дом.

    Мудрец из бочки вопрошает:
    "Эй! Эй! Что это означает?"

    Тот из двоих, на ком берет,
    Достал свой водный пистолет.

    Из бочки лезет, встав с колен,
    Как пудель мокрый Диоген.

    Мальчишки прочь! Едва он лег --
    У самой бочки топот ног.

    Вот бочка катится, трещит.
    "Стой! Стой!" -- философ им кричит.

    Крутясь, кружится голова.
    Но жизнь не терпит плутовства.

    Природа гневом уж объята.
    Грядет суровая расплата:

    Торчат из бочки два гвоздя,
    Подол цепляют не шутя.

    Два шалуна на двух гвоздях
    Ногами дрыгают в слезах.

    К чему брыкаться и кричать?
    За все придется отвечать:

    Кто бочку вынудил вращаться,
    Под нею должен оказаться!

    Вот два коринфских шалуна
    Лежат в пыли, как два блина,

    Они раскатаны, как тесто,
    Лежат и занимают место.

    Философ, видя их тела,
    Сказал: "Да! Таковы дела," --

    И в бочку поспешил забраться,
    Чтоб размышлениям предаться.

    Перевод весьма ужасен; размер сглажен и испорчен,
    и число двустиший превышает число (гениальных)
    картинок. Картинки будут в следующем выпуске
    журнала "Барсук". Там же будет подходящий перевод,
    если кто-нибудь мне в этом поможет. Немецкий
    оригинал прилагается.

    Diogenes und die boesen Buben von Korinth

    Nachdenklich liegt in seiner Tonne
    Diogenes hier an der Sonne.

    Ein Bube, der ihn liegen sah,
    Ruft seinen Freund; gleigh ist er da.

    Nun fangen die zwei Trophen
    Am Fasse an zu klopfen.

    Diogenes schaut aus dem Fass
    Und spricht: "Ei, ei, was soll denn das!?"

    Der Bube mit der Muetze
    Holt seine Wasserspritze.

    Er spritzt durchs Spundloch in das Fass.
    Diogenes wird pudelnass.

    Kaum legt Diogenes sich nieder,
    So kommen die boesen Buben wieder.

    Sie gehn ans Fass und schieben es,
    "Halt, halt!" schreit da Diogenes.

    Ganz schwindlig wird der Brave, --
    Passt auf! Jetzt kommt die Strafe.

    Zwei Naegel, die am Fasse stecken,
    Fassen die Buben bei den Roecken.

    Die boesen Buben weinen
    Und zappeln mit den Beinen.

    Da hilft kein Weinen und kein Schrein,
    Sie muessen unter's Fass hinein.

    Die boesen Buben von Korinth
    Sind platt gewalzt, wie Kuchen sind.

    Diogenes der Weise aber kroch ins Fass
    Und sprach: "Ja, ja, das kommt von das!"
      (2 replies)
Yulya Fridman 05:01, June 16th 2002
aculeata

                                                                      
      Растут
    Несвежи и нехороши,
    На гробик падают шиши,
    Все в черных маленьких часах,
    Растут часовенки в лесах.

    Растут часовенки, тук-тук,
    Ты вскинешь головенку вдруг,
    Стучатся снова -- ах, прости,
    Мы вечно будем взаперти.

    Бом-бом, тук-тук, ядрена мать,
    Нам будет нечего терять,
    Растут часовенки, ку-ку,
    Ворона скачет на снегу,
    Молчу и вспомнить не могу.

    Стучат часы, неловкий смех,
    Зачем-то мы виновней всех,
    И там, где времени в обрез,
    Мы странный вырастили лес.

    А ты -- молчу, мне стыдно снова,
    Ни имени, ни даже слова
    Не вспомнить, столько перемен,
    И лес шумит у самых стен...
      (0 replies)
Yulya Fridman 15:01, June 16th 2002
aculeata

                                                                      
      Сон про партийную борьбу

    Ой, ой, девочки. Как все хорошо и как трудно.

    Мне был сон про патриотических пользователей,
    которого я абсолютно не могу здесь рассказать.
    Мой собственный дневник, а вот поди ж ты.
    Сколько ни ставь дисклеймеров о том, что все
    действующие лица -- люди горячо уважаемые
    мной, хорошие друзья и даже, цитируя
    anya_anya_anya, может быть, при других
    обстоятельствах -- впрочем, это уже и лишнее --
    одним словом, никак не могу.

    Потому что это безобразно фрейдистский сон со
    всех точек зрения, в моем случае -- типичная
    penis envy, тем более, что я и действую в нем,
    как правило, в мужском роде. Но какой прекрасный
    сон. Что же делать? Нет, не удержусь, запишу,
    не называя имен. Оно, конечно, потеряет всякий
    смысл -- ибо расшифровать невозможно. Увы.
    Ах, ах.

    Итак, пользователь Щ арестован нашей группировкой
    (мы ведем войну, и наш претендент на престол,
    что-то вроде персидского принца, презирает их
    претендента) и помещен в ужасающие условия.
    На нашей штаб-квартире (кроме нее, у нас ничего
    и нет) установлен пыточный аппарат. Затрудняюсь
    сказать, что он делает (во сне это очевидно);
    во всяком случае, причиняет нечеловеческие мучения.
    Их нельзя избежать ценой предательства: все
    предательства осуществляются с первых секунд,
    потому что человеческая природа ничто по сравнению
    с возможностями аппарата, но вот по этой самой
    причине заявления, сделанные под пыткой, не имеют
    никакой силы. Почему установилась эта кошмарная
    практика? Кажется, на сей счет есть твердые
    инструкции: лишь находясь внутри мучительного
    аппарата, противник полностью обезврежен. Смерть
    в этом смысле хуже, но машина имеет издержки, так
    что клиент погибает довольно скоро.

    Я, как уже было сказано, питаю к пользователю Щ.
    самые теплые чувства: он мой давний друг, и мне
    больно слышать, как он страдает, пока я в соседней
    комнате занимаюсь партийной работой. Разумеется,
    я понимаю, что это необходимо, но продолжаю
    перебирать в голове прецеденты, и мне приходит
    на ум единственный выход. Для того, чтобы
    осуществить мое намерение, необходимо переговорить
    с пользователем Щ. Но в комнате с диваном и
    обеденным столом его стережет пользователь Ы,
    чрезвычайно мужественный человек, проверенный
    патриот, которого я немного побаиваюсь. Физически
    он намного сильнее, я прикидываю, что мне нетрудно
    его на время оглушить при помощи простых магических
    средств (о том, что Ы гораздо слабее меня в магии,
    я заключаю по тому признаку, что он нечувствителен
    к стонам), но тут же стыжусь своей мысли: так
    нельзя, ведь это партийный товарищ.

    Тут я соображаю, что Ы партиец восторженный и
    чрезвычайно приверженный к теоретическим
    изысканиям, тем более, что по складу мышления
    они ему даются с трудом (это совершенно не так!
    только во сне). Я захожу, сажусь, улыбаюсь (это
    мне бесконечно трудно, потому что Щ заходится в
    каких-то ужасных хрипах); Ы, будучи человеком
    открытым и приветливым, по-видимому, очень мне
    рад. Он хлопочет, но все его движения как бы
    исполнены достоинства; наливает мне чай. Я
    поднимаю актуальный вопрос партийной доктрины,
    что-то о формах простейших. Как я и ожидала,
    Ы вводит в затруднение многозначность слова
    "форма" (наяву бы этого не случилось!). Он
    воодушевляется, постепенно начинает ходить по
    штаб-квартире, мыть голову под краном, выглядывать
    в окна. В те моменты, когда он посещает санузел,
    я беседую с пользователем Щ.

    Пользователю Щ я вынуждена сделать
    малопривлекательное предложение. Дело в том, что,
    порывшись в памяти, я вспомнила случай, когда некий
    наш бывший товарищ и мой друг детства, пользователь З
    (мы его арестовали за то, что он оказался чеченским
    боевиком), ускользнул от садистского аппарата. Он
    сделал это так: взял нож и отрезал себе детородный
    орган. Но только нужно резать под самый корень,
    иначе -- никакой гарантии нет.

    Пользователь Щ пребывает в сомнениях, но недолго.
    Он решается. Дело осложняется тем, что Ы, хоть
    и воодушевился, но всякий раз, появляясь в комнате,
    начинает подозревать меня в сговоре с Щ. Я,
    проявляя чудеса лицемерия (во сне, как и наяву,
    мне невозможно открыто солгать, в том числе в
    ответ на прямой вопрос) и в то же время стараясь
    обходиться короткими фразами, отвожу подозрения
    ровно настолько, чтобы его энтузиазм раньше
    времени не иссяк. Надо отдать должное логике
    Щ: он подозревает меня в предательстве исключительно
    на том основании, что, пока он ходит по квартире,
    мы с арестованным Ы остаемся наедине.

    Дальше события разворачиваются так. Я указываю
    Щ, который все еще нетверд в намерениях, на
    столовый прибор в виде большого напильника или
    лопаточки с остро заточенным верхним ребром.
    Он расстегивает штаны и вынимает половой член
    удивительной формы: длинный, намного ниже колен,
    и чрезвычайно извилистый. Я задумываюсь.
    Слышу шум в коридоре и догадываюсь отвернуться.
    Поворачиваюсь. Щ валяется в крови; может быть,
    он отхватил себе какую-то часть члена, а может,
    и не сумел; то, что осталось, по-прежнему длинновато
    и извивается. Я сомневаюсь, поможет ли это, но,
    кажется, аппарат уже не действует; Щ стонет сам
    по себе. Я накрываю его одеялом, разбираюсь с Ы,
    который опять вошел (говорю ему, что Щ упал и
    поранился), и выхожу в коридор. Мне навстречу
    идет Миша. Мы здороваемся, я рассказываю ему,
    что Щ напильником обрубил себе член. Миша уверенно
    заявляет: нет, это невозможно. Он неоднократно
    наблюдал, как люди обрубают себе член. Может, и не
    наблюдал, он не помнит, но это совершенно ясно: это,
    по сути, то же самое, что колоть дрова. Важно уметь
    замахнуться (у Миши в руках топор; не умеряя шага,
    он показывает, как замахнуться) -- если ты
    попросишь, он мне говорит, я сейчас же покажу
    тебе, как это делается. Рассуждая так, мы входим
    в комнату, где стонет окровавленный Щ. Я
    довольна: Миша, скорее всего, догадался, как все
    тут вышло, но уводит разговор в сторону (меня
    все еще смущает вопрос, этично ли было помогать
    Щ).

      Current mood: awed
      (1 replies)
Yulya Fridman 15:52, June 16th 2002
aculeata

                                                                      
    Матушка, королева полиандрии -- в России водка,
    конечно. И вообще спиритическая субстанция.
    Для мужчин, ввиду их известной ущербности,
    совместное причащение, совместный акт брачного
    таинства -- единственный способ невербального
    сообщения (если они, конечно, не пидорасы).
    Отсюда распространенный взгляд на пьющую женщину
    как на нечто грязное, профанирующее. Этот взгляд
    отражает ревность и сомнение: готова ли она
    воспринять таинство, в метафизическом смысле --
    не наплюет ли в священный сосуд?

    Но вот хорошо ли все это. Матушка все же не
    от мира сего, и тайный брак с нею не от мира
    сего; то, что она представлена водкой, не есть
    ли жыдовская подмена и вообще безобразие? Вот
    и население вымирает, натурально... Разумеется,
    истинная королева полиандрии -- Матушка Смерть.
    И все же, как-то оно, черт его знает, как-то
    оно не так.
      (0 replies)
Yulya Fridman 21:03, June 16th 2002
aculeata

                                                                      
    Экая ведь дрянь зараза, хужее насморка.
    Только в одном месте выпустят на свободу,
    выходишь: солнышко! тучки! прелестная
    хуета! дождичек был, допустим, ну классно,
    дождичек, ветер мокрый, и сил-то сколько,
    и комплименты со всех сторон. Ведь приятно.
    Ну врать не будем: приятно. Типа, вдруг
    ни с того ни с сего жизнь хорошая. Как
    вдруг, бац! Я и говорю, экая дрянь. Что
    же вы сволочи, вы хотя бы разберитесь уже,
    на что вы похожи, какого вы будете пола и
    как вы будете мешать мне работать. Как
    именно. Не то что я против, а я хочу знать
    заранее. Потому что все эти очаровательные
    неожиданности мы ебали, простите, в глаз.
    Если бы еще до знакомства уметь находить вас
    в толпе, я соблюдала бы осторожность. Почему
    только я должна быть вежливой, скучно тянуть
    лямку и не отступаться от слова, а вы, типа,
    можете ходить, бродить, объясняться то в таких
    чувствах, то в других чувствах, предполагая,
    что мне не жаль времени вас выслушивать.
    Одна милая особа сказала бы на это (уже давно,
    сто лет назад, кажется, и сказала), что мне
    это дает психологический комфорт и чувство
    превосходства. Допустим; однако Вам, сударыня,
    почему-то не хочется этого комфорта и этого
    превосходства. Вы этого не прочтете, а я и
    пишу не Вам. Так.
      (0 replies)
Yulya Fridman 03:55, June 17th 2002
aculeata

                                                                      
      Длиннохвостый солитер
    Оборвали на полусне.
    В какой-то богемного толка компании я
    демонстративно вставала под звуки
    российского гимна. Однако, как сейчас
    кажется, слова в нем были, скорее,
    русофобские:

    [Наш флаг трехцветный?] орел двуглавый,
    Народ свободный, тиран кровавый

    [и вообще страна хорошая]

    И длиннохвостый [солитер?]
    Над нею крылья распростер.
      (1 replies)
Yulya Fridman 16:20, June 17th 2002
aculeata

                                                                      
      В месте предплечья
    bozi, с днем рожденья. Почему-то
    я Вам ужасно признательна (трудно сказать,
    за что, но факт, что этого много).

    С некоторым опозданием поздравляем
    telnikoff. По нашему мнению, вам
    следовало родиться в один день.

    И уж совсем не знаю к чему вспомнилась история.
    Мне ее рассказала на даче Варя, жена Саши Х.
    Когда Варя была маленькая, отец взял ее с
    собой на отдых в пансионат. В соседнем номере
    жила молоденькая сотрудница отца, хорошенькая,
    милая и веселая. Варя очень ее полюбила и
    всюду старалась ходить с ней за ручку. Девушка
    рассказывала про какие-то чудеса, а Варя
    восхищенно смотрела на ее руку в месте
    предплечья -- полную, бело-розовую и какую-то
    непреодолимо сдобную. День за днем, гуляя с
    ней рядом, Варя мечтала об одном, и наконец не
    выдержала. Она встала на цыпочки, разинула рот
    и укусила сотрудницу отца в ту самую аппетитную
    белую руку в месте предплечья. Был большой
    скандал. Варю наказали. Девушка перестала с ней
    разговаривать. Выслушав историю, я спросила: "Ты
    огорчилась тогда?" -- "Да. Очень. Но я же знала,
    что так будет." -- "А ты больно ее укусила?" --
    "Ну конечно: до крови. Потому что я предвидела
    последствия и понимала, что другого случая уже
    не будет."
      (5 replies)
Yulya Fridman 19:10, June 17th 2002
aculeata

                                                                      
    ...ибо сказано: "Желая знать, как поступит
    ближний, суди по себе, и тогда тебя ждут
    только приятные неожиданности."
      (0 replies)

Записи 0-34 (June 2002)
|  0-34  |  35-63  |

[ Aculeata's Livejournal  |  info  |  Add this user  |  Архивы Aculeata  |  Оглавление  |  memories ]
2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  |  11  |  12  |  1  |  2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  | 

With friends like these...
Advertisement on IMPERIUM.LENIN.RU:
БАРСУК: журнал для детей | Русские Боги | Убийца уродов В. А. Панайотти ищет спонсора
Ordo novum saeculorum | Промышленная Архитектура | Правила поведения еврея в СССР


:ЛЕНИН: