With friends like these...
[ О проекте | Лента | Поиск | От составителя ]

Архивы френд-ленты Livejournal.com (Krylov: 02.2001-10.2002)

[ Krylov's Livejournal  |  info  |  Add this user  |  Архивы Krylov  |  Оглавление  |  memories ]
2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  |  11  |  12  |  1  |  2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  | 

Записи 80-99 (Memories)
|  0-19  |  20-39  |  40-59  |  60-79  |  80-99  |  100-119  |  120-139  |  140-145  |

Anatoly Vorobey 16:06, June 17th 2002
avva

                                                                      
      мысль
    А может, ещё кто-нибудь из лжеюзеров-эмигрантов опишет свой день отъезда (или приезда)? А то вот я один отдуваюсь. Было бы интересно почитать.

    (точнее, один лжеюзер уже описал подробно, но под замочком).
      (Оригинал сообщения)
Anatoly Vorobey 10:42, August 4th 2002
avva

                                                                      
      о непристойных казаках
    Забавная небольшая заметка о непристойных фамилиях донского казачества. Оказывается, проблема непристойных фамилий стояла так широко, что в 1825-м году понадобилось специальным указом потребовать у нижних чинов сменить все такие фамилии.

    К моему большому удивлению, фамилия Вислогузовы оказалась неприличной (в наше время она выглядит вполне пристойно), и представители рода вынуждены были в середине XIX века сменить ее на Егоровых и Степановых.

    Действительно, так сразу и не приходит в голову!
    В процессе исследования этих документов совершенно неожиданно для меня регулярно появлялись носители неприличных фамилий, таких как: Бздилины, Бздунковы, Пердуновы, Дристуновы, Дристунцовы, Жопины, Жопкины, Мудаковы и др.

    Здесь мне интересна фамилия "Мудаков"; можно ли считать её косвенным подтверждением существования слова "мудак" уже в конце 18-го века, или она могла быть образована от "муде"? Вообще слово "мудак" интуитивно кажется относительно недавним... но это может быть ложным впечатлением?
    В самом конце изучения данного материала встретились Худосраков и Мохножопов (представляете, каково было бы жить с такой фамилией его дочерям?), а также казак Распердяев, который был вынужден выйти в отставку в 30 лет "по недержанию мочи".

    "Мохножопов" - это лучшая фамилия из всех перечисленных, по-моему; истинный триумф народного словотворчества!
      (Оригинал сообщения)
Аглая
writes in boi_baba
23:35, August 28th 2002
ratri
[ boi_baba ]

                                                                      
      Об "этом"
    "В древнерусском языке мужской половой член назывался уд (от праиндоевропейского ud- вверх, наружу); родственным является слово удочка, деминутив от еще встречающегося в диалектах древнерусского слова
    уда -- парной к уд женской формы. До XVIII в. слово уд свободно употреблялось в устной, письменной и печатной
    речи. Однако со второй половины XVIII в. некоторые темы стали абсолютно запретными, табуированными; в первую очередь это касалось плотской стороны любви и вообще всей физиологии человека. Слово уд оказалось одним из запретных. Однако предмет-то существовал, а главное, существовало множество связанных с ним проблем (особенно в те времена, когда венерические болезни были распространены больше, чем сейчас грипп). И вот в дворянской среде стал использоваться эвфемизм латинское местоимение hoc (это). Скорее всего его ввели в употребление привычные к латыни лекари. Угодливо сообразуясь с нравами своих богатых пациентов, они назначали лекарство для этого (родительный падеж) или этому (дательный падеж), что по-латыни звучит соответственно как huius и huic. Менее образованные пациенты русифицировали ученую латынь. Возможно, например, что форму дательного падежа huic они воспринимали как деминутив, и, питая уважение к собственному детородному органу, предпочитали называть его полным именем х... (обижались на медиков, пренебрежительно отзывающихся о предмете их мужской гордости: Это у тебя, немчура проклятая, хуик, а у меня-то эва какой красавец! Самый что ни на есть х...! ).

    Очень скоро и название х... стало казаться непристойным. На письме его заменяли первой буквой с точками, а в устной речи использовали название этой буквы -- хер (вспомните дериват похерить, первоначально означавший лишить документ силы, перечеркнув его косым крестом). Но не тут-то было! Невинное название
    буквы в свою очередь приобрело ауру непристойности и стало нецензурным. Эта языковая проблема остается неразрешенной и поныне. Слово член, во-первых, многозначно, а во-вторых, тоже уже приобрело неприличный оттенок; в то же время такие заимствования как пенис, фаллос, приап и им подобные никак не могут
    получить полноправного русского гражданства. " А. Гороховский, "Матерщина"
      (Оригинал сообщения)
ЛО 14:17, May 22nd 2002
bozi

                                                                      
      Геральдическое.
    С гимном у Украины сложилось, их даже два, первый, как сказал один украинофобный мой знакомый перепевка польского, ну а о наличии второго почти никто не знает, хотя им закрываются официальные мероприятия. Может их просто им не закрывают, не знаю.

    Гербов у нас тоже два. Первый, малый, стандартен, - Трезуб. А вот второй, большой, который года два как обсуждается в стенах парламента, достоин детального описания.

    Честно говоря, я не знаю кто входил в группу его разработчиков, видимо люди далекие от геральдики. Что по меньшей мере странно и настораживает. Попробую его описать.

    Трезубец, естественно, в центре. Центральная фигура. Обычный Трезубец, его сложно исказить. По левую сторону от центральной фигуры стоит животное, призванное изображать Льва. Лев - это символ Галичины, т.е. западной части Украины, вообще то галицкий лев, ранее он же назывался русским, потому что Галичина была в составе Польши как Воеводство руське (если мне не изменяет память), был мирным, он опирался на скалу, не зубоскалил и не топорщил усы с когтями. Он был этаким вальяжным львом в короне.

    Изображенный Лев явно агрессивен, стоит в довольно угрожающей позе, у него непонятным образом вывернут хвост, раскрытая злобная пасть так и пылкает огнем, и совершенно не львиные, а какие-то пуделиные ноги. Больше всего он мне напоминает злобную смесь пуделя и кота в сапогах.

    Одним словом Лев явно не галицкий, более того, он почему то из каких-то своих соображений приминает и давит пшеницу, которую изобразили внизу герба, пшеница не колосится, а именно приминается лапами Льва. Лапами передними он держит Трезубец.

    Справа от центральной фигуры стоит Казак. Казак - символ восточной части Украины, он еще хуже, чем лев.

    Во первых, одна его рука, левая, вывернута внутренней частью ладони к спине, туда вставили мушкет какого-то хрена, можете представить мушкет в вывернутой левой руке? Он проходит у Казака за спиной и смотрит дулом вверх, надо быть каким-то гутаперчивым мальчиком, акробатом Тибулом, и левшой, чтобы из такого оружия выстрелить. Обычному человеку такое сделать просто невозможно. Я как-то перед зеркалом становилась и брала специально линейку в руку, точь-в-точь повторяя позу казака, до курка нереально дотянуться.

    Это не все. Еще у него висит рог на поясе, может быть это и люлька, а на спине болтается какой-то меч, все это совершенно в нерабочем состоянии. Казаку ни до чего не дотянуться, тем более что правой рукой он облокотился или поддерживает Трезубец. Одели его тоже роскошно. Особенно заслуживают внимание явно турецкого происхождения сапоги типа скороходов, как у маленького Мука в мультипликационном фильме. Сапоги на каблуках с лихо загнутыми носами. Этими сапогами Казак как и Лев покоится на пшенице, не давая ей никакого шанса заколоситься.

    В центре между притоптанными пшеничными колосьями внизу герба почему-то именно уныло свисает вниз калиновая гроздь. Она очень напоминает сухофрукты, или то, что бабушки на балконах или в избах сушат, поникшая такая калина, но на ней хоть никто не стоит.

    Напротив грозди калины вверху корона, она венчает герб. Судя по всему она должна быть княжеской, и нести в себе исторический смысл, а похожа она в лучшем случае на корону князя Владимира, изображенную художником и бывшим мастером моего старшего сын Васылэм Лопатой на гривневой купюре. Васыль своей купюрой и короной вошел в историю, но он, когда его облагодетельствовали государственным заказом на гривны, ничего решил не исследовать с точки зрения истории и геральдики, времени не было, он взял и нарисовал простенькую корону, чтобы та на князе Владимире, которого он писал с самого себя, хорошо смотрелась. Вася не никогда никому доказывал, что изображенная корона - геральдический символ, наоборот, честно сказал, что она плод его фантазии. В худшем случае гербовая корона очень напоминает те, которыми украшают сигаретные пачки Ротменс и Данхил.

    Интересно еще и вот что. На гербах изображается то, что приносится в жертву. Обычно, это животное, птица, растение. Один мой приятель, увлекающийся геральдикой, сказал, что изображение человека на гербе он видел только на отдельных гербах каннибальских племен. И это понятно. Человек у этих племен пища насущная. Казак изображался на гербе казачьего войска, воин приносился в жертву, это правильно, так и бывает. Но зачем было изображать человека на гербе мирного государства, - непонятно. Хотя.. Было 52 миллиона, осталось 49.
      (Оригинал сообщения)
ЛО 17:35, June 27th 2002
bozi

                                                                      
      дед
    Иногда мой отец поет. Поет народные греческие песни, иногда динамичные, порой распевные, некоторые слова он понимает, некоторые нет. Откуда ты это знаешь? - спрашивала я, шестилетний ребенок. Так пел мой отец, когда я хныкал и отказывался засыпать голодным. О чем это? О Родине, доню. Некоторых слов я не знаю, даже не уверен в том, что произношу их правильно. Почему не знаешь? Отец не успел меня научить. Он был занят? Нет, для нас, детей, он никогда не был занят, всегда находил время, но понимаешь, я ведь не успел даже запомнить его лица.

    Мой дед был наполовину грек, наполовину украинец, рожденный в СССР. От него мне осталась на память одна пожелтевшая фотография, на ней он такой веселый, а через пару дней его уведут туда, откуда мало кто возвращался, туда, куда уводили десятки, если не сотни тысяч ни в чем не повинных людей. На фотографии он с женой и детьми, один из них мой отец. Дед в белой вышиванке, поверх нее греческий жилет, он белозубый, смуглый, с вьющимися черными волосами и смеющимися глазами. Его глаза голубые как небо моей Родины, как полоса на государственном флаге. Я не могу видеть этого на черно-белой фотографии, но я это знаю. Такие же глаза у моего отца. У меня нет больше его фотографий, правда я видела почерневший профиль и анфас деда с номерной табличкой в старой вылинявшей папке в архиве КГБ. На них его глаза не смеются, их вообще трудно назвать глазами: два глубоких провала, глаза старца, а не молодого человека.

    Мне выделили полчаса. Ничего не копировать. Ничего не переписывать. Ничего не вырывать. Помните, что ваш визит записывается на пленку. Это боль. Видеть первый раз его почерк, объяснительные, написанные на украинском, перечеркнутые, но подшитые к делу. Стихи неизвестных авторов на украинском языке. Пиши на русском, на русском пиши, ясно? А он все продолжал писать на украинском. Объяснялся, почему он говорит и пишет на украинском, почему поет чужеземные песни, почему поет их детям, почему читает стихи подозрительных поэтов. Полчаса на то, чтобы вглядеться в неровный почерк родного человека, которого видел всего один раз на старой отцовской фотографии, и чья кровь, чьи песни, чей язык у тебя в крови и сердце. Я перелистывала страницы дела и гладила эти постаревшие буквы.

    Дед погиб под Москвой. Когда началась война, он писал прошение за прошением искупить вину в бою, хотя вины за собой он так и не признал. Ему почти сразу дали согласие. Он погиб, защищая город, который пусть косвенно, но был повинен в том, что деду не давали помнить о том, кто он и откуда и передавать эти знания своим детям. Дед любил свою Родину, но он так же искренне любил языки своих отца и матери. Украинский и греческий. Греческий и украинский. Пришли иные времена, и его реабилитировали, но бабушка Акулина к тому времени уже умерла. Она вырастила моего отца и его брата без малейшей помощи государства. Она не считалась вдовой погибшего на фронте. Скажите спасибо, что вашим сыновьям вообще позволили поступить в Институт.

    Я не хочу, чтобы когда-нибудь что-то похожее сказали моим сыновьям. Я не хочу, чтобы это повторилось. Поэтому День Конституции Украины, 28 июня, для меня праздник.
      (Оригинал сообщения)
Michael Gertelman 12:14, September 18th 2002
catpad

                                                                      
      Япония. Итоги года

    После года жизни в Японии пришла пора собрать воедино разнообразные впечатления. Я специально писал все, что в голову придет, таким образом здесь собрались вещи, которым я больше всего удивился.


    Что оказалось мифом


    • Японцы никакие не маленькие, а очень даже нормального роста. Как и у всех народов, наблюдается разнообразие. Совершенно ничем в этом не отличаются от других.
    • Японцы не все на одно лицо. То есть, разнообразие их лиц ничем не отличается от, например, европейцев, и они совершенно спокойно отличимы друг от друга.
    • Японский язык никакой не сюсюкающий, а абсолютно нормальный на слух. Конечно, если говорить сасими и суси (как пропагандируют некоторые известные деятели), то любой язык станет сюсюкающим. Ошибка этих деятелей в том, что японцы произносят эти слова как суши, сашими, шинкансен, шинджуку и т.д. Более того, они (в отличие от нас) произносят Хирошима и Юкио Мишима.


    Что оказалось правдой


    • Все японцы (как один) трудоголики. То есть, я ожидал всякого, но не такого, что увидел здесь. Люди в здравом уме не могут сидеть на работе до 11-12 ночи, а если чего-то не успели, они не должны оставаться до следующего утра. Однако, японские люди поступают именно так. Я находил своего сослуживца спящим на стуле в 8 утра (и не просто спящим он упал от усталости), потому что не успел ночью дописать отчет. Проснувшись, он немедленно начал объяснять возникшие проблемы, но я заставил его пойти домой спать. Он согласился, но ушел все-таки только после обеда.
    • Полное, по-видимому, отсутствие творческой инициативы (creativeness, что ли), воспитывается в школе и культивируется в обществе. Процесс принятия решений, даже самых ничтожных, мучителен и бесконечен. Один из примеров с моей работы: найденный в программе очевидный баг (который и выеденного яйца не стоит) прошел по всем ступеням иерархии, и разрешение на его починку было получено только через полгода (!) с момента обнаружения. Я, конечно, исправил его в тот же день, как только нашел, и тихонько подменил программу, но официально баг жил в ней еще полгода. Если бы я был японец, я бы, конечно, подменять ничего не стал, и программа падала бы каждый день.
      Абсолютно исключено, что японцы когда-либо смогут производить software. Зато в тестировании им равных нет. У них есть поговорка: тот, кто подбирает последнее рисовое зернышко на тарелке. Так вот, они все такие.
    • Английского языка не знает никто. При том, что в школе его усиленно учат. Как это им удается непонятно, но так уж устроена система образования. Кое-как могут объясниться процента три населения, а нормально говорят только те, кто жил за границей (но таких вообще единицы).
    • Сервис здесь, действительно, лучший в мире. В любом магазине и кафе вам кричат в спину аригато гозаимашта (большое спасибо) и кланяются в пояс. При этом создается впечатление, что люди делают все это искренне, и правда любят своего клиента, как родного. Я, кстати, склонен думать, что это не только впечатление.
      Вспоминается такой случай. Мы купили в магазине письменный стол, но не смогли его собрать, потому что крышка никак не насаживалась на ноги. Я решил, что это брак, и пошел в магазин просить, чтобы стол заменили. Они, конечно же не поверили, что какой-либо брак возможен, но прислали машину с двумя рабочими и переводчицей(!). Запасной стол они даже и вытаскивать не стали (потому что брак невозможен), а все втроем пошли в маленькую комнату, где стоял стол, и прямо там, на крошечном пятачке среди кучи вещей, собрали-таки этот стол, уж не знаю с помощью какого волшебства, но думаю, движимы одним только желанием не потерять лицо перед клиентом. Как они там все уместились до сих пор остается для меня загадкой.
      Любая вещь в магазине заворачивается в тысячу оберток и повязывается сверху золотой ленточкой. В любое самое захудалое пирожное вкладывается специальный пакетик с освежителем.
    • Здесь никогда не бывает перебоев с электричеством. Я не знаю ни одной страны, где хоть раз не отключалось бы электричество. Здесь оно не отключается никогда. Нет никакого смысла приобретать UPS, вся страна это один большой Uninterruptable Power Supply. И если что-то произойдет на электростанции, или порвутся провода, японцы своими телами закроют пробоины.
    • Японцы действительно помешаны на красоте. Конечно, не совсем в том понимании, как мы привыкли об этом думать улитки, всплески старого пруда там всякие, но кое в чем легенды не врут. Они по правде любуются сакурой и фотографирую цветущие деревья из года в год. И они уважают Фудзи. И вообще любая красивая вещь вызывает всегда одинаковую реакцию Кавай !, что в вольном переводе значит классно !. Кимоно поражают красотой и изяществом, и носятся с удовольствием.
    • У них действительно детская психология. Взрослые дяди с Китти, наклеенной на лаптопе видены мною воочию. Посмотреть на фейерверк или новогоднюю иллюминацию собираются несметные (около миллиона и больше) толпы. Крутые и оторванные носят Винни-Пухов в серьгах и Пятачков на цепочках. Панки посещают Диснейленд. Символ полиции маленький зеленый человечек с ушами, вроде Чебурашки. Сам Чебурашка чрезвычайно популярен. Список можно продолжать бесконечно.


    Что шокировало


    • Токио необычайно уродлив. Хаотическое нагромождение домов, разномастная архитектура, отсутствие улиц. Нужный адрес найти невозможно. Люди ходят с картами и показывают таксистам, куда ехать. Во многих машинах стоит GPS единственный, видимо, способ передвигаться по этому городу.
    • Космические цены на квартиры. Это ненормально, когда крошечная квартира в Токио, где я живу, стоит 2.500 долларов в месяц, а чтобы ее купить, нужно заплатить полмиллиона. Такого, кажется, нет нигде.
    • Размер японских квартир обратно пропорционален ценам. 50 кв.метров считается очень большой квартирой. Нормальная семья умещается в одной комнате на 30-ти метрах. Кухня прямо в комнате.
    • Поражает воображение также и то, как выглядят изнутри большие компании. Это обычно огромный зал без всяких перегородок, сверху донизу заставленный компьютерами, где одновременно сидят 300-500 человек. Один отдел занимает длинный стол, начальник сидит на его краю перпендикулярно остальным и обозревает происходящее. Обед происходит там же, на рабочем месте. Все едят специально приготовленный японский фастфуд (обенто) из маленьких коробочек, не отрываясь от работы. Кроме того, у них почему-то нет шкафов, и гигантские кипы папок с бумагами лежат прямо на полу от пола до потолка. Нет никаких кухонь и комнат для отдыха кохи сава - кофе-сервер находится прямо внутри рабочего зала. А комнаты отдыха не нужны все равно никто не отдыхает.
    • Несметные, чудовищные толпы везде, на любом празднике, фестивале или народном гулянии. Идти в густой толпе приходится часами. При этом соблюдается порядок. Хотя, конечно, понимаешь если что (землетрясение, драка или свалка) выхода уже не будет.
    • Детей младше 12-14 лет нельзя увидеть на улице, в кино или кафе после 6-ти вечера. Традиция не позволяет гулять с детьми вечером, а тем более отпускать их одних (даже несмотря на почти полное отсутствие преступности и хулиганства).
    • Пачинко - способ убивать время. Огромные игральные залы (почти на каждом шагу), сплошь уставленные автоматами. Играют только взрослые люди. Безумная какофония (так как разная музыка одновременно несется из всех автоматов) не дает расслышать слова стоящего рядом. Оглушенные люди безумными глазами смотрят в автоматы, и двигается у них только одна рука. Этой рукой они заправляют в автомат металлические шарики (рядом с каждым лежит небольшая гора) и посылают их в игру. Смысл я так и не понял. Я провел там 10 минут и совершенно обезумел. Что же происходит с людьми, часами сидящими там каждый вечер ?


    На чем помешаны японцы


    • Японцы помешаны на комиксах. Взрослые дяди в солидных костюмах с комиксами в метро явление не просто повсеместное - шагу буквально нельзя ступить, чтобы не наткнуться на человека с комиксом в руках. Журналы с комиксами обычно толстенные, в тысячу страниц, сделаны из плохой газетной бумаги. Есть, конечно, и дорогие цветные издания, но они продаются только в книжных магазинах. Дешевые же в каждом киоске, в метро, на улицах, где угодно.
      Полки с комиксами поражают воображение своим количеством и разнообразием сюжетов, героев и техник исполнения. Все это просто невозможно описать.
    • Японцы помешаны на мобильных телефонах. Нет человека, у которого бы не было мобильного телефона. Они есть даже у детей. Причем, телефон это не просто средство общения, это друг (иногда единственный) и помощник. Телефоном фотографируются (встроенная камера), заходят с него в интернет, посылают почту, играют, заказывают билеты и так далее.
    • Японцы помешаны на гольфе. Гольф считается признаком благосостояния и принадлежности к высшему классу. Магазинами для гольфа усеян весь город. Бесконечные ряды клюшек и безумно дорогих навороченных сумок для них. Солидные дяди со знанием дела выбирают себе клюшки. Но самое смешное, что иногда на улице можно увидеть человека, который без клюшки отрабатывает удары по мячу.
    • Японцы помешаны на компьютерах и вообще на электронных игрушках. В кафе и в метро сидят законекченные в интернет люди с лаптопами, от разнообразия же компьютеров в магазинах кружится голова. Конечно же, здесь на ура идет Макинтош, потому что он кавай. В каждом магазине есть обязательный загон для Айбо собак-роботов, где посетители могут с ними поиграть и погладить за ушком. Причем делают это в основном взрослые.
    • Японцы помешаны на точности. Можно увидеть такие указатели: 15 метров до следующего перехода, 83 метра до окончания огороженного тротуара, 2 минуты до следующей остановки и т.д. Поезда в метро никогда не опаздывают ни на секунду (я специально проверяю). Чинят дорогу обычно с десяток человек. При этом 8 из них светящимися палочками указывают проходящим мимо правильную дорогу. Место ремонта всегда огорожено мигающими столбиками.


    О религии


    Отношение японцев к религии самое, наверное, терпимое в мире. Начать нужно с того, что Рождество здесь празднуется с самым большим размахом на свете, при том, что никто, конечно, не задумывается, что же оно на самом деле означает, и чье же это рождество. Просто праздник этот кавай.
    О буддизме и синтоизме (который на самом деле шинтоизм) я спрашивал трех японцев и получил один и тот же ответ: никто из нас не понимает разницы между этими религиями. Никто не знает, как они взаимосвязаны, где кончаются обряды одной и начинаются обряды другой.
    Кроме того, современные японцы начисто оторваны от своих традиций, ничего не знают о традиционных праздниках, чайной церемонии и не в состоянии надеть кимоно без помощи старшего поколения.

    О непристойности


    Насколько я понимаю, здесь вообще нет понятия непристойности. Порнографическими комиксами завалены магазины. Причем все это обычно с элементами садизма.
    Секс-символом является школьница в слоновьих спущенных носках и коротенькой юбочке. Та же школьница, только совсем без ничего, является главным героем соответствующих комиксов.
    Gentlemens clubs соседствуют с Макдональдсами и банками (буквально делят один дом), причем в очень престижных районах. Никого это не трогает ни в малейшей степени.
    Наверное, все это как-то связано с традицией открытых уличных туалетов. То есть, туалеты на улицах не совсем, конечно, открыты, но как бы чуть-чуть прикрыты ширмочкой. Таким образом прохожие имеют удовольствие наблюдать все, что делается внутри. Хотя один раз я даже видел совершенно открытый туалет прямо на улице между съестными заведениями.

    И о погоде


    Снега в Токио почти не бывает. Жить спокойно можно большую часть года, и только примерно полтора месяца (июнь август) жить нельзя никак, нет спасения от жары и 100% влажности, и надо уезжать к черту на рога, лишь бы подальше от этого кошмара.
      (Оригинал сообщения)
Человеколюб 12:14, July 26th 2002
chelovekolyb
                                                                      
      Екатеринбург с окрестностями
    Итак, путешествие завершено.
    Екатеринбург в целом мне не понравился. Город дорогой и какой-то бестолковый. За гостиницу взяли 1800 руб. за сутки. Дороги по большей части без разметки. поэтому народ едет как Бог на душу положит. Я бы в левом ряду ездить поостерегся. Все прут 90-100 по улицам, где и 60 много. Зато зелени- море.
    Основное время, однако, я провел в очень славном городке. Дабы не нарушать военную тайну, назовем его Ны. Городок окружен трехметровым забором с контрольно-следовой полосой. Въезд один, на въезде стоят тетки с Макаровыми на бЭдрах. Для того, чтобы вызвать в гости родственника, жителям требуется в среднем 2,5 месяца. В городе больше 100 тыс. населения, 30% которого работает на одном объекте. Военном, как вы сами понимаете. Самая низкая зарплата на объекте- 18000 руб. (уборщица). Начинающий инженер-25 тыс. И по возрастающей. Остальные 70% населения либо имеют в семье кормильца, либо сосут без соли. Вплоть до того, что проститутку можно снять "за поесть", при средней цене 120 руб. Оно понятно, девочкам хочется самостоятельности, жилья почти не сдается, что-то выдумывать им неохота, легче отдаться и иметь хоть какие-то деньги. Печально-с. Короче, в целом- островок социализма, все курорты Кавказа и Крыма- за 10%, здравоохранение имеет бюджет равный таковому в Екатеринбурге. С медициной люди просто жируют. Куда тратить деньги- непонятно, т.к. все бесплатно (квартиры, медицина, детсадики и т.д.). Вопреки распространенному (правозащитничками) заблуждению, все они выездные, чем активно пользуются. Нет черножопых тварей (хотя вокруг города они-таки селятся). Самый страшный кошмар жителей- мысль о том, что город могут открыть. Хуже того, ходят упорные слухт о приватизации объекта (самого доходного объекта в Свердловской обл., а может и в РФ, если считать прибыльность по отношению к вложениям). Несмотря на сугубую закрытость, в городе постоянно сидит американская кодла+ какое-то дерьмо из Евросоюза. Пауки проклятые. Имеется православная церковь со множеством прихожан. Совершенно прекрасный ландшафт. В общем, рай, только вот смертность высока- такова цена денег. Тем не менее, текучести кадров практически нет, хотя все все понимают.
    В общем, городок- подтверждение мысли о том, что аш капитализм- полный отстой с экономической точки зрения. Для сравнения можно взять г.Норильск с прихватизированным Норильским Никелем. Не прошло и года после прихватизации, как бюджет города стал пуст, количество нищих только по официальной статистике увеличилось более чем вдвое, а сам комбинат медленно скатывается в пропасть.
    А либерастам- хоть кол на голове теши.
      (Оригинал сообщения)
Pamela: angel 14:46, September 6th 2002
coola

                                                                      
      Особенности национального секса.
    Оно-ж-таки произошло:

    http://www.livejournal.com/talkread.bml?journal=leff&itemid=39445

    Будем разбираться, Лев. Будем. Ты этого хотел.
    Дух национальной гордости пробужден и жаждет вырваться на волю.
    Поэтому я буду писать.



    "Последние события" вызывают у меня настойчивые мысли о том, что среди русских девочек, живущих в Эстонии, тупых неестественных закомплексованных дур на порядок больше, чем среди эстонок. Возможно, среди эстонок их вообще практически нет."

    О женщинах много и красиво пишут в ЖеЖе двое: leff и telnikoff. Но разница между первым и вторым очевидна любому, кто прочтет хотя бы по одному посту из обоих журналов. Читая Тельникова, всякая женщина (на мой взгляд) ощущает невыразимую радость от мысли, что она рождена женщиной, что она принадлежит к той категории созданий, которые Достойны Внимания Тельникова., она ощущает себя Музой, она жаждет хотя бы раз прикоснуться к его божественным пальцам, к его шелковистым волосам, что уж там говорить о поцелуях! Ибо Тельников наделен помимо прочих своих талантов исключительно редким талантом Ценить в Женщине Женщину. Именно потому каждая его строка наполнена красотой не техники, а Искусства. А уж о его пленительных фотографиях и говорить нечего. Они говорят сами за себя.

    Другое дело Лев. Его язык тоже строен и изыскан, он посвящает своим женщинам немало прекрасных слов и даже целых историй. Но, читая его посты, всякая женщина (опять же на мой взгляд) ощущает неловкость и стыд за то, что она женщина. И вышеприведенный пост наглядное тому подтверждение. Я наблюдаю за этим человеком достаточно давно и могу сказать, что не раз встречала в его историях иронию по отношению то к умственным способностям женщин, то к их поведению. И не удивлюсь, если в некоторых женщинах это вызвало специфические комплексы, описанные Фрейдом (Ах, ну почему же у меня нет этой штуки! Вот я бы вас тоже тогда всех вы...ла!) То есть его посты пропитаны ощущением его превосходства над женщинами, оправданного лишь тем, что он родился с неким предметом между ног. Во мне развить такие комплексы чрезвычайно сложно, поскольку вы...бать я могу и без этой штуки, и даже без сексуальных отношений, но вот пренебрежительный оттенок в оценке РУССКИХ женщин, как класса, я оставить без ответа не могу. Без оскорблений личности, порассуждаю о предмете.

    Сразу хочу сказать, что по-национальности я не русская. Если иметь ввиду корни, то весь папин род произрастал на финских землях, а все родственники с маминой стороны чистокровные польские пани и паны. Но я и не эстонка, хотя территориально нахожусь здесь с рождения и не хочу расставаться с этой страной. Однако дух во мне живёт истинно русский - откуда и как он туда попал не знаю, возможно, перелетев в одну из ночей из священного города Себежа, он решил остаться во мне навсегда - а иначе отчего так отзываются в сердце народные мотивы, иначе отчего я так люблю эти сказки, иначе отчего мне не убрать с письменного стола годами Толстого и Бунина? Я русская женщина и горжусь этим, хотя говорят, что не принято гордиться тем, что дано тебе свыше. Но если мне дано это свыше, значит Свыше решило, что я достойна этой чести, что я заслужила её или что я в состоянии её сохранить и защитить от осквернителей, что я в состоянии её ОТСТОЯТЬ, если это будет нужно И сейчас это нужно. Мой час пришел.

    Говорить мы будем о сексе. Да, дорогие. О нём, хотя я не очень увлечена этой темой, как вы могли заметить по моим постам. Но ради моей высокой цели не жалко ни времени, ни слов.

    Но для начала небольшая цитата:

    "Если так пойдёт дальше, я потеряю уже любой интерес к местным "русским", которые делают всё для того, чтобы их можно было считать "вторым сортом" (упаси меня Бог от того, чтобы меня когда-нибудь довели-таки до того, чтобы делить людей, а тем более - женщин, на сорта). И выходит так, что большинство из них в подмётки не годятся эстонкам, москвичкам или петербурженкам, не говоря уже о том, чтобы уметь получать удовольствие от немедленного замечательного безопасного секса с новым знакомым в трезвом и расслабленном состоянии. Для удовольствия."

    Прошу обратить особое внимание на последнюю фразу. В ней скрывается ошибка, которую допустил автор. Ибо что для него есть удовольствие он не указал и тем самым оставил мне и ВАМ право домысливать самостоятельно. Воспользуюсь.

    Как известно, у каждого существа удовольствие разное. Например, свинье по кайфу поваляться в куче навоза. И это совершенно не означает, что лошади это занятие тоже может доставить удовольствие, а уж о человеке и говорить нечего. Удовольствия обычно определяются уровнем человеческой культуры. А у каждого народа, культура, как известно, своя. Судить по культуре, какой народ хорош, а какой плох глупо. Потому я стараюсь избегать в разговорах штампов типа Португальцы мудаки. Моё отношение к эстонцам, итальянцам, шведам, китайцам ничем не отличается от отношения к папуасам Новой Гвинеи я отношусь к ним, как к людям другой КУЛЬТУРЫ. Совсем по иному я отношусь к русским. Я отношусь к ним, как к людям культуры СВОЕЙ, а это значит, что я могу не просто выражать своё восхищение отдельными представителями народа, а ощущать ДУХОВНУЮ БЛИЗОСТЬ, свою общность, свою неотделимость от всей необъятной группы человеков, разбросанных по всем континентам, но называющих себя РУССКИМИ. (Are you gangsts? No, we are Russians) И это также значит, что от своего имени я могу говорить за всех русских, осознавать масштабы ответственности и вместе с тем не мочь молчать.

    И в самом деле, что за бред: большинство из них в подмётки не годятся эстонкам, москвичкам или петербурженкам, не говоря уже о том, чтобы уметь получать удовольствие от немедленного замечательного безопасного секса с новым знакомым в трезвом и расслабленном состоянии. Для удовольствия.. Знаете, что удовольствие для русского? Нет-нет, не выпить. Хотя выпить это сила. Удовольствие по-русски, это, например, погулять по березовой роще, поохотиться, быстрая езда :), ну на ум еще приходят разные гуляния народные, разные праздники. А самое большое удовольствие это знаете, что? Это ДО УТРА ПРОСИДЕТЬ НА КУХНЕ С ЧЕЛОВЕКОМ, КОТОРОГО ТЫ ПОНИМАЕШЬ И ОН ПОНИМАЕТ ТЕБЯ. Будете спорить? Русские?

    И чем позже возникли мысли о сексе, тем больше удовольствия, а если они вообще не возникли это СУПЕР-УДОВОЛЬСТВИЕ. Удовольствие по-русски это ни в коем случае не секс, это то, что заставляет ЗАБЫТЬ о сексе.

    Вышесказанное нисколько не бросает тени на сексуальность русских людей вообще и русских женщин, в частности. Ибо по сравнению с конями на скаку и горящими избами кувыркание на пуховых перинах просто какая-то отрада. Но в русских женщинах есть еще одна национальная особенность, хотя у некоторых других народов, она тоже в наличии, это НЕДОСТУПНОСТЬ. И вот тут опять можно дотянуться до ближайшего томика сказок и открыть любую. Что делают добрые молодцы, чтобы царевна им дала? Оооох, что они только не делают!!! И с драконами сражаются, и в котел кипящий прыгают, и за молодильными яблоками на край земли скачут, и железные сапоги стирают, и голову на отсечение дают. Причем не только за секс. За поцелуй! Я писала об этом. СМЕРТЬ ЗА ПОЦЕЛУЙ.

    А вот тут вырисовывается некий молодец-любитель халявы и говорит, что следует уметь получать удовольствие от немедленного замечательного безопасного секса с новым знакомым в трезвом и расслабленном состоянии. Мне смешно, право слово, а вам? А еще мне грустно. Оттого, что русские девушки его слушают с распахнутыми глазенками, и всё на веру по молодости-по неопытности принимают. Что это типа круто: потрахаться и разбежаться. А если ты этого не хочешь или не можешь значит ты закомплексованная дура. И трахаются, и разбегаются, и трахаются, и опять разбегаются, до тех пор, пока старость не изуродует их тела, и первый седой волос не намекнет, что жизнь подходит к концу, а щастье так и не наступило...

    Хочется материться, но я стерплю. Девчонки, не давайте ДЛЯ УДОВОЛЬСТВИЯ.

    Вот кто-то, наверное, читает всё это и думает: Кто бы говорил! Эта Кула переспала с сотней мужиков и имена не у всех спрашивала Да, переспала, да не спрашивала, но ТЕПЕРЬ СПРАШИВАЮ. И не только имена. Ибо в мужчине вижу не удовольствие (для этого и вибратор бы сгодился), а друга. И если мне человек интересен, то мне интересно не то, какого размера штука у него там болтается, и насколько он расслаблен, когда не трезв, а мне интересно, чем он занимается по жизни, что он любит, к чему идет, чем дорожит, о чем мечтает, что его огорчает, мне интересно СМОГУ ЛИ Я ГОВОРИТЬ С НИМ НА КУХНЕ ДО УТРА и будет ли мне о чём с ним говорить так, чтобы потом уснуть, обнявшись, и не вспомнить, что есть еще там какая-то штука между ног.

    Говорят, что секс и дружба несовместимы. А для меня они неотделимы. Не секс и любовь. А именно секс и дружба. Если я с тобой сплю, значит я тебе помогу, когда тебе будет плохо, когда ты будешь в чем-то нуждаться, значит мне интересно всё, связанное с твоим детством, с твоей семьей, с твоей любовью, с твоей работой, значит мне интересно чем ты живешь, значит я тебя поддержу, если ты один не сможешь с чем-то из этого справиться, значит ты мне друг. А если ты мне не друг, то зачем мне с тобой спать?

    Русские не озабочены сексуально. Русская женщина, находясь в обществе мужчины, не думает о том, как завалить его в постель. Русская женщина, независимо от того, сколько у неё было мужчин, целомудренна. Не закомплексована, не зашугана, а именно ЦЕЛОМУДРЕННА. Цельность и мудрость. Это никак не связано с пленочкой, которой лишаются девочки. Это два кита, на которых зиждется сексуальность русской женщины. Мудрость в том, чтобы остаться цельной. Не целой, а именно ЦЕЛЬНОЙ. Не разделенной на секс, любовь, дружбу, удовольствие, супружеский долг и так далее. Это для тела, это для души, это для волос, это для ногтей. А что бы всё было вместе, и дружба, и любовь, и секс, и понимание. Тогда только удовольствие будет полноценным, полно-цельным.

    Если ты готов быть моим другом, если ты готов делить со мной горе и радость, если ты готов пойти со мной и сделать что-то, что мы можем сделать вместе, то секс без проблем. Он будет прекрасным украшением нашего союза, вдохнет в него новые краски, новую музыку. Но если ты не готов быть моим другом, то и любовником моим ты быть НЕ ГОТОВ. НЕ ДОСТОИН. Это не мои слова, это не мой опыт, это опыт поколений моего народа.


    В других культурах может быть, иначе. И фильмы вот смотрим западные. Вечеринка, фастлав, спасибо до свидания! Это не хуже, это по-другому, это не по-русски.

    Либо эстонки на порядок лучше, свободнее и раскрепощённее, чем русские, либо я очень в эстонском вкусе.

    Не может быть одна национальность ЛУЧШЕ другой. Не может быть один человек ЛУЧШЕ другого. Человек, как и культура, может быть более или менее СВОЙ, БЛИЗКИЙ. И если нет этого фактора, то не поможет ни секс, ни удовольствие...

    Напоследок расскажу полуанекдот-полупритчу об особенностях национального секса.

    Как проходит ночь с англичанокй? В постели она нежна, податлива, уступчива, расслаблена, наутро она незаметно уходит, и не оставляет после себя никаких следов.

    Как проходит ночь с француженкой? В постели она изысканна, экстравагантна, смела и бесшабашна. Наутро она приносит кофе в постель и уходит, оставив после себя запах духов.

    Как проходит ночь с русской? До утра вы сидите на кухне и болтаете по душам, под утро она собирается уйти, вы настигаете её в коридоре и пытаетесь ей овладеть, она дерется и сопротивляется, потом уступает на пороге, полуодетая в пальто, у вас происходит бурное, быстрое соитие, после которого она плачет и называет вас подлецом, потом успокаивается и говорит, что останется у вас навсегда.

    ----------------------------- Потому что если не навсегда, то ЗАЧЕМ? -----------------------------
      (Оригинал сообщения)
Dmitry Kuzmin 14:20, July 6th 2002
dkuzmin

                                                                      
      История с Бражниковым
    Действие первое.
    В том же году этак 90-м в одной из бражниковских пьес, опять-таки издевательских, некая девушка произносит реплику: "А у нас на работе тоже еврей работал, по фамилии Цубербиллер. Только это был не он, а она".
    Действие второе.
    Спустя несколько лет я читаю первую вышедшую в России биографию Софьи Парнок и обнаруживаю, что супругу Парнок, подругу дней ее суровых, во многом спасавшую ее в 20-е годы, звали Ольга Цубербиллер, была она ученым-математиком или что-то в этом роде. Видимо, Бражников читал первое издание этой книги, появившееся в "Ардисе".
    Действие третье.
    Спустя несколько лет однокурсница моего супруга, защитив диссертацию, отправляется работать на кафедру высшей математики института тонких химических технологий. Вошед впервые в помещение кафедры, она замечает на парадном месте портрет мужика в костюме и при галстуке и спрашивает у своих новых сослуживцев, кто это такой. Это, отвечают ей, основатель нашей кафедры Ольга Николаевна Цубербиллер.
    Действие четвертое, необязательное.
    Спустя несколько лет к нам в гости приходит alexmsk со своим бойфрендом, и бойфренд жалуется на чрезмерную экзаменационную суровость кафедры высшей математики и в особенности одной преподавательницы, каковая и оказывается димкиной однокурсницей.
    Действие пятое, финал
    Спустя несколько лет я рассказываю эту историю на дне рождения Ильи Кукулина, и его мама Элла Исаковна хватается за голову. Так вот оно, значит, в чем было дело! - восклицает она. Я когда-то училась у Ольги Николаевны Цубербиллер, уже очень старенькой, и не могла понять, отчего все другие преподаватели ставили мальчикам слегка завышенные оценки по сравнению с девушками, а вот Ольга Николаевна - наоборот...
    Резюме
    Была когда-то интеллигентская мудрость про то, что не мир тесен, а прослойка узковата. Думаю, действительность сложнее (хотя и про мир, и про прослойку все справедливо). Мы сами повышаем связность мира вокруг себя - и чем интенсивнее наша интеллектуально-культурно-духовная активность, тем больше вокруг нас самых неожиданных взаимосвязей и пересечений, в т.ч. между понятиями далековатыми (а это, как учит нас Ломоносов, и есть поэзия).
      (Оригинал сообщения)
Dodo 07:15, September 13th 2002
dodododo

                                                                      
      Психология как наука
    Один из предыдущих постингов вызвал бурю комментов, я пытаюсь понять, чем они больше всего были спровоцированны. Я была одновременно обвинена разными людьми в неуважении к научному методу и придавании большого значения слову "наука".
    Ни то, ни другое неверно в отношении меня.
    Вопрос в том - насколько сама психология является наукой?
    Применим ли к ней научный метод?
    Во всяком случае, нет ни одной другой области в науке, в которой 90% человечества (если не все 102%) считали, что они по меньшей мере не хуже других разбираются - психология человека.
    О самом научном методе в психологии могу расскзать вам следующее.

    Была у нас на старших курсах девушка, поражавшая наивных первокурсников своими эксцентричными выходками. Была она своеобразно умна, не без надлома. Ходячий производитель афоризмов, при этом никакого уважения к однообразному процессу штудирования. В связи с этим она затянула написание диплома по социальной психологии чуть ли не до кануна сдачи.
    Процедура написания диплома выглядела так - студент должен был обнаружить некую нерешенную проблему в науке, выдвинуть теорию, придумать эксперимент, ее доказывающий, по его мнению, провести эксперимент, обработать результаты и сделать выводы.
    Ее теория касалась межсемейных отношений и представлений в семье типа "муж-жена-теща".
    Гипотезу она выдвинула, тестовой опросник придумала, осталось дело за большим - найти репрезентативную выборку, отвечающую поставленным условиям и провести тщательный опрос. Такого количества соответствующих условиям семей она бы не нашла даже если бы у нее был год времени. А у нее было три дня.
    Она попросила каждого студента, независимо от пола, возраста и семейного опыта (в основном это были бессемейные юные, часто - еще девственники) представить себя поочередно мужем, женой и тещей из такой семьи и ответить за каждого члена на вопросы. Результаты она обработала, выводы сделала. Через полгода после ее защиты вышла книга американских психологов, пришедших к близким ей предположениям, проведшим почти идентичный опрос и получившим абсолютно совпадающие в процентном отношении ответы.
    Вывод мой - архетипы подобных семей так глубоко сидят в человеке, что он может воссоздать ситуацию и тип отношений, даже если он девственник, выросший в неполной семье и без бабушки.
    Еще одна девушка писала о творческом развитии детей. Придумала эксперимент, доказывающий ее теорию. Провести его она должна была в течении года в детском саду. Опомнилась за месяц до защиты. Тогда она просто села за пишущую машинку и, мысленно представляя эксперимент, начала его описывать, типа: "Ваня П., 4 года 5 месяцев, на третьей попытке отказался от участия в эксперименте" и т.д. В результате она поняла, что ее гипотеза был неверной - в мысленном эксперименте дети вели себя совсем не так, как она предполагала, из чего она сделала выводы о неверности своей теории и пришла к другому заключению.
    На защите выяснилось, что кто-то из оппонентов уже написал кандидатскую на эту тему, проводя эксперименты вместе со студентами-помощниками в течении трех лет (там все было честно, студенты ходили как на работу и сдавали протоколы экспериментов, контролируя друг друга) и получила те же результаты. Описание поведения детей совпадало, проценты - чцть ли не до сотой. Из чего девушка сделала заключение, что ей лучше стать писательницей, что и претворила в жизнь. И правда, какие бы сюрные тексты она не писала, ей говорят: "Все как в жизни".
    Мальчики в подобном подтасовывании замечены не были, или они были более скрытными, или более честными, но я думаю, что эксперименты этих девушек имеют, возможно, даже большее значение для науки психологии, если сделать из них правильные выводы.
      (Оригинал сообщения)
на качелях 23:22, March 16th 2002
dontwait

                                                                      
      про джона хонга
    когда я училась в школе, был у нас там такой мальчик - джон кьянг-мо хонг. всегда подписывался только как джон к. хонг и никак иначе. был он распоследнейшим, каноническим ботаном, мы с друзьями спорили чуть ли не на деньги, когда джон все-таки получит не высшую отметку и таким образом не закончит школу с высшим возможным баллом. на деньги мы не спорили, потому что сами были примерненькими ботаниками. "крутые" дети школы поднимали нас на смех.

    в конце девятого класса, когда наметился переход из junior high в high school, т.е. из средних классов в старшие, у нас началась предвыборная кампания, мы должны были выбрать так называемых "офицеров" класса, которые бы были главными. обычно выбирались просто самые популярные мальчики и девочки - хорошенькие, богатенькие спортсмены и чирлидеры. в нашей школе все популярные богатые дети к тому же еще отлично пели и все были в нашем школьном хоре, который вечно побеждал на разных конкурсах.

    и вот джон решил тоже поучаствовать в выборах! мы, ботаны, конечно же были за него. мы наклеивали себе на тетралки и лбы наклейки "голосуйте за джона к. хонга!", которые он распечатал на домашнем компе. но это было несерьезно, потому что, конечно же, джон не мог выиграть. только вот популярные дети решили ради смеха подговорить всех своих голосовать за джона. и джон выиграл.

    в high school джон пошел в гору. он все еще был ботаном, но с ним здоровались за руку все футболисты (я про американский футбол). он участвовал в школьном совете, проталкивал разные проекты, над ним больше не смеялись. все преподаватели и администрация знали его и уважали. у него начало расти невероятных размеров эго. мы шутили, что у джонова эго есть свое эго. и вот тогда все тараканы из его головы густо-густо посыпались наружу.

    мы все знали, что джон помешан на мюзикле "фантом из оперы" (или как там его по-русски). когда он слушал диск "фантома", он накрывался одеялом. но потом проявились еще два сумасшествия - он так же неприлично возбуждался при любом упоминании диснеевской "красавицы и чудовища" и "доктора джекилла и мистера хайда". как это ни странно, к психотерапевту мальчика никто не сводил. да и кто бы его повел. его родители, иммигранты из кореи, заведовали сетью прачечных и мечтали, чтобы сыночек стал врачом. "ты только учись, кьянг-мо-я, мы тебе все купим, машину, компьютер, что попросишь." все остальное их не касалось.

    джон долго домогался расположения моей тогдашней подруги кристин, холодной тайваньской красавицы, которая полагала, что дети родятся от поцелуя и поэтому мальчики ее интересовали исключительно в качестве прекрасных принцев на белых конях, которые прижмут ее к сердцу и увезут ее на край света. влюблялись в нее в основном азиатские же мальчики (китайцы, корейцы, вьетнамцы, филиппинцы) у которых, как у джона, был комплекс мегаломании и которым хотелось ее покорить и сделать из нее послушную женщину. я, как личный гренадер, охраняла кристин и грозилась головы поотрывать всем, кто хоть как-то покусится на ее покой. поэтому с джоном у нас долго были нелады. он звонил ей по сто раз в день, перевел всю бумагу в их семейном факсе, присылая ей изображения балетных туфелек, и ужасно смутил ее, подарив ей на день рождения крохотный золотой рояль с ее инициалами, выгравированными на крышке.

    потом он переболел ею и сказал, что все это в прошлом, что это были выходки "джона", который плохой человек, а он теперь - просто кьянг-мо, и теперь он хороший. хороший кьянг-мо, как скоро выяснилось, тоже страдал всякими невоздержанностями. как-то раз он пришел в школу и заявил, что прочел где-то, что человек должен обниматься 10 раз в день, что это поднимает жизненный тонус. после чего стал ко всем подходить, бесцеремонно заключать в объятия и отпускать. мне-то что, я люблю обниматься, а вот пол и кори это не особенно заценили. как-то раз я увидела джона, подбежала к нему, и бросилась к нему на шею (наши раздоры из-за его приставаний к кристин к тому моменту кончились), и вдруг оказалась на другом конце класса, пролетев пару метров и приземлившись на парту. "джон, ты что, с ума сошел, а как же каждый день обниматься?" "извини, я сегодня уже обнялся 10 раз".

    вот так мы и жили до конца 12-го класса, дивясь на джоновы заморочки и побаиваясь его стремления к властью над людьми, но не придавая этому особого значения.

    а через пару лет, окончив второй курс и приехав в сиэттл к друзьям, я узнала, что джон изнасиловал нашу общую подругу джул, которую знал с четвертого класса и которая больше всего ему сочувствовала и помогала все эти годы. а когда она об этом заявила, ей никто не поверил.
      (Оригинал сообщения)
Полная dudochka 13:10, August 6th 2002
dudochka

                                                                      
      Чем врать отличается от придумывать
    Врать:
    Я пила кофе с Дашей, а не занималась сексом с Пашей
    Придумывать:
    Я занималась сексом с Пашей, а не пила кофе с Дашей

    И дело не в том, что врать плохо, а придумывать - хорошо,
    а в том, что секс лучше кофе.
      (Оригинал сообщения)
egmg 16:06, September 5th 2002
egmg

                                                                      
      Хорошо понятой Щерба
    Сегодня было, прямо скажем:(
    Зато дивный анекдот от БАУ на лекции.
    40 лет назад он умудрился выбраться в Копенгаген и встретиться с Ельмслевым. Обоим было любопытно. БАУ понятно, но и для великого Ельмслева то был чуть не первый русский студент вживе. Ельмслев расспрашивал про Щербу, с которым они встречались в Литве (оба владели литовским, во, ну ясно дело, - санскрит, то се).
    БАУ хотел показать, какой Щерба новатор и инвентор и решил рассказать про "глокую куздру", в качестве новинки лингвистических экспериментов, как это тогда и было. Ельмслев сказал, что он знает русский, но пассивно, понимает, а говорить не может. Ну и БАУ завел "куздру", дошел до конца, Е. подождал, потом говорит: "So what? Go ahead" БАУ обломался страшно, пуанта никакого, а человек уважаемый, человечище, одно слово. И БАУ так осторожно его спрашивает по-аглицки: "Вы понялм, что я сказал?" - "Да". - "А что это значит?". Тут Ельмслев потупился и признался, что он в точности не может перевести, не настолько хорошо знает русский, но что речь идет о некой самке большого животного, которая задала этому животному трепку и теперь что-то делает с детенышем. То есть ему не хватило знания русского языка, чтобы понять, что фраза бессмысленная!

    А носитель видит два пласта - абсурдный и грамматически-логичный, то есть потенциально осмысленный.

    Еще БАУ привел английский и немецкий примеры таких экспериментов.
    От Карнапа
    Piroten karulieren elatish.
    И от Фризе
    The vapy kools dasaked the eitar molently.
    Ну и, понятно, "Алиса", куда ж без нее.
      (Оригинал сообщения)
Ego 05:23, June 16th 2002
ego

                                                                      
      к "Швейцарской догматике"
    У пивного ларька двое поддатых мужиков громко беседуют. Поймал одну фразу:
    Если ты станешь лучше, чем ты есть - кому от этого будет лучше?
      (Оригинал сообщения)
Элина: morgana 17:02, August 3rd 2002
elina_w

                                                                      
      об абортах с метарелигиозной точки зрения

    Последние многочисленные дискуссии, не сдвинувшиеся с уровня плохо-хорошо, заставляют меня изложить кое-какие свои мысли по поводу.

    Мысли эти куда как неортодоксальны, с точки зрения, видимо, всех или почти всех современных ортодоксальных религий, поэтому тем, кого не смущал уровень упомянутых дискуссий, под лж-кат лучше не заглядывать.



    Несомненно, это разновидность человеческих жертвоприношений.
    Официальная допустимость/недопустимость человеческих жертвоприношений зависит от религии.
    Но зададимся таким вопросом: а можно ли, в принципе, избежать человеческих жертвоприношений?

    Вспомним, "Мрамор" Бродского. Некоторый процент граждан всегда будет сидеть. Кого сажать - в достаточной степени безразлично.

    Как знать, если посадить кого попало, то, возможно, того, кого следовало бы посадить в других условиях, сажать не придется, ибо преступность его натуры не получит своего разрушительного воплощения?

    Как знать, не предотвращают ли вовремя и правильно принесенные жертвы множество других жертв, гораздо более жестоких и бессмысленных? Это тяжелый вопрос.

    Кому приносят жертву гм-м-м... не-родители, решаясь на аборт? - Какому-то из божеств благополучия и стабильности. Под подозрением, как ни парадоксально, находится Гестия - безобидная, как будто, богиня домашнего очага. Хотя ее и не сбрасывали с Олимпа, как Гефеста, ей все-таки пришлось в свое время расстаться с должностью. Заинтересованность в такого рода жертвоприношениях может выказывать и Артемида - большая противница всего, что связано с деторождением.

    Аборт - это матриархальное жертвоприношение.

    Неприятностей здесь масса.
    Во-первых, далеко не всякое жертвоприношение (не обязательно аборт, какое угодно) принимается с благосклонностью.
    Во-вторых, способ слишком груб. Я нисколько не сомневаюсь, что дама, решившаяся на изгнание плода, может сделать это усилием воли или адекватной молитвой, не прибегая к помощи врачей.
    И, в третьих, разбираемые жертвоприношения не вполне все-таки человеческие, а, если позволительно так выразиться, квазичеловеческие. Ибо эмбрион еще не человек.

    (to be continued)

      Current mood: sick
      (Оригинал сообщения)
Ella 17:17, March 27th 2002
ella_p

                                                                      
      Лытдыбр, как говорится
    Сегодня была последняя лекция курса, который Лукман читал в ЕУ. Интересно. В который раз убеждаюсь, что ни с одной теорией нельзя знакомиться в пересказе. Послушав Лукмана живьем, четко понимаешь, что феноменология придумана не для того, чтобы иметь отговорку на все случаи жизни ("все явления уникальны, обобщать ничего нельзя, выйдешь в поле с готовой теорией - только ее и увидишь, никакого "на самом деле" не существует, все фантом и мираж..."), а, вообще говоря, ровно наоборот - чтобы попытаться простроить, так сказать "микрооснования" для социологии. То есть, увидеть, откуда берется устойчивость и изменчивость социальной реальности, изучая ее мельчайшие элементы. Во всяком случае, я так поняла. При этом на прямой вопрос, как совместить это дело с изучением институтов и т.д., он отвечает, что это просто разные уровни анализа. А вовсе не что все фуфло, как я привыкла слышать от той публики, котрая последовательно причисляет себя к феноменологической школе.

    На Невском стоят очереди из прилично одетых людей - бесплатно раздаются ярко-желтые шарики с рекламой "Липтона". Светит солнышко. Посреди дня народу толпа.

    При ребенке упомянула историю с пошлинами на подержанные иномарки. Ребенок неожиданно заинтересовался, пришлось объяснить. Он взвился: так это же нечестно! Я, по правде говоря, несколько удивилась такой постановке вопроса, и стала выяснять, почему он так думает. Потому, говорит, что люди должны выбирать что хотят, а им навязывают, чтобы брали что дают. А это нечестно и непорядочно. Вот так вот. Устами младенца. А сколько взрослых дядь не понимают.

    С ребенком, кстати, проблема, у него начинается период разочарования в окружающей действительности. Страна у нас, говорит, какая-то дурацкая... Я говорю, не страна дурацкая, а много чего дурацкого в ней происходит. Почувствуйте разницу. Каждый умный человек в России, говорю, в какой-то момент так ощущает, но потом должен научиться различать, и отделять всякую гадость от страны, страну от государства, и все это - от отдельных людей. А кто не научится - навсегда останется недоделанным подростком. А про себя думаю, черт, что ж тебя так рано-то пробило... Хоть бы в 18 лет. Ну как ты научишь с этих сложностях разбираться 12-летнего парня? Научила, блин, думать, на свою голову, привет Mama_ari
      (Оригинал сообщения)
Michael Bolotovski 11:10, October 2nd 2001
eremei

                                                                      
      Восемь лет спустя. Random.
    Неделю назад r_l просил переносить в ЖЖ выборочные отрывки из старых дневников хоть раз в неделю. Я потребовал от него встречного плана по сдаче мемуара. Молчит r_l, не дает ответа. И пусть молчит. Мне чужд дух торгашества.

    2 октября 1993 г. (...) В половине пятого [утра] подписали, наконец [план поэтапного урегулирования ситуации]. Спать очень хочется, но лучше посплю там [невнятная по смыслу запись: "там" - это в комнате 6-67 в Белом Доме]. Заехал со стороны Трехгорки. Какой-то новый мент вместо Саши-усатого, меня в лицо не знает, списка [номеров машин, имеющих право на проезд в переулки возле Белого Дома] у него тоже нет. Связывался с кем-то по рации, десять раз зачитывал мой номер и данные удост[овере]ния. Наконец, пропустил. Пешком с набережной, там хоть оказались знакомые ОМОНовцы, не лезли. Зато свои доебались на первом же завале, но там оказался Р.С., так что быстро разобрались. Вокруг БД пошел к 20-му подъезду. Там уже Чеботар[евский] и Гена. Гена просит меня найти Илью: по-моему, говорит, они какую-то глупость затевают. Подробностей сам не знает, но слышал от кого-то, что в 3-4 дня планируется какой-то большой шухер в Центре. Ильи в комнате нет, Астафьева тоже. На трет[ь]ем заседают? Или, кажется, Президиум сейчас? Или позже[?] Нет сил выяснять. Все равно уже все глупости сделаны. Да, а свет горит и теплее явно стало.

    К семи заснул на стульях, в восемь [меня] разбудил Н.А., пришел ксерить какую-то бумагу, пока электричество есть. Пытаюсь заснуть, не выходит. Башка гудит. Заварил чаю. Курево кончается. Мудак, надо было в городе купить. Внутренняя трансляция молчит. Ильи в комнате нет. Тошно. Пошел к Баб[урину], его тоже нет, Игорь даже не знает, когда будет. Про планы фронта [ФНС] слышал, сказал, что Сергей [Бабурин] тоже против, но надо проверить информацию.

    В сортире проложены доски, запах невообразимый. Встретил в коридоре А.А.: "Слушай, говорит, по-моему нами руководят жиды и провокаторы". Спорить не хотелось - он, конечно, мудак и сам провокатор по призванию, но жопой всегда хорошо чует скорые неприятности. Пошел искать о.Никона, говорят, он уехал в Лучников. Звоню в Лучников по всем [номерам], никто не берет трубку. Зашел П., сказал, что Никон здесь, но где точно, не знает. В десять снова Съезд, хер я найду потом Илью. Ладно, все равно без толку, он ходит в последние дни как безумный, глаза горят огнем неугасимым. Неужели Р. прав и (...)

    Странное какое-то утро. Никого найти не могу. Вроде что-то важное сделали, а не радостно. Никто не будет ни хера соблюдать, ни наши, ни ельциноиды. Или все-таки будут? Об анафеме - это важно, может повлиять хоть в какой-то степени. Хотя хуй ли им анафема... Позвонил Соколов, спросил, правда ли, что в 10:00 будут пропускать журналистов? Ничего об этом не знаю. Блядь, где все? У сотового батарея почти села, зарядное устройство в Лучниковом. Это перст судьбы, надо в Лучников ехать. Дима [Рогозин] точно там, просто трубку может не брать, если с кем-то. Пришел Гагик. Тоже считает, что надо в Лучников ехать. Говорит, что все у Хаса на Президиуме и ждать без толку. Пошли.

    В 20-м подъезде на лестнице пьяный баркаш лет 16-ти, увидел Гагика, говорит: "О-о, жид!". Гагик смеется, говорит: "Жид, жид". За завалы вышли нормально, тут же суки бегут. Тоже незнакомые. Менять их стали чаще, это плохой знак. Обшманали, но пропустили без больших проблем. Не нравится мне все это. На заднем стекле кто-то написал пальцем по пыли: "ЕБН - грязная свинья". Хорошо, что заметил, а то бы так и поехали по Москве с этим транспарантом. У Гагика курево есть, Camel. Уже легче. (...)
      (Оригинал сообщения)
Michael Bolotovski: rav 23:37, June 7th 2002
eremei

                                                                      
      "Дело Тимашук" как производственный конфликт
    В последних "Окнах" - интересное исследование Михаила Хейфеца "Удивительная драма врача Тимашук". Если бы кто-то из лжеюзеров, имеющих отношение к "Вестям", смог достать файл и выложить его в LJ, было б славно: там есть много изумительных деталей - и прямо относящихся к "делу врачей", и косвенно. Может быть, рассказанное ни для кого уже не новость, но для меня, признаюсь, многое стало новостью.

    Далее: известное и новое вперемешку. Лидия Тимашук не была ни антисемиткой (чему в статье приводятся свидетельства), ни стукачкой (об этом ниже). Все началось в августе 1948 года, когда после очередного сердечного приступа у Жданова доктора П.Егоров, В.Виноградов и В.Василенко, не умевшие читать кардиограммы, поставили пациенту диагноз "Функциональное расстройство на почве склероза и гипертонической болезни". Кардиографом при них была Тимашук, которая с диагнозом категорически не согласилась и настаивала на том, что у Жданова инфаркт миокарда в области передней стенки левого желудочка. Егоров и Виноградов предложили ей переделать заключение.

    То ли из врачебной добросовестности, то ли опасаясь обвинений во вредительстве в случае смерти больного, Тимашук направила свое особое мнение начальнику охраны Сталина генералу Власику. "Почему Власику? - спрашивает Хейфец, и отвечает: - Потому что реальным куратором кремлевской медицины считалось ведомство госбезопасности, а не минздрав. [...] И еще потому, что по медицинской линии верховным начальником Тимашук считался тот профессор-генерал медслужбы Егоров, диагноз которого она в своем документе как раз и опровергала". До Власика документ дошел лишь после смерти Жданова, но ранее, когда А.Ж. еще был жив, через министра ГБ Абакумова все-таки попал к Сталину. Ознакомившись с запиской Абакумова, Сталин наложил резолюцию: "В архив".

    "На следующий день Жданов умер, - пишет Хейфец. - Естественно, вскрытие, организованное Егоровым, подтвердило официальный диагноз. [...] Через неделю произошло событие, которое убедило меня в том, что Л.Тимашук стукачкой не была, во всяком случае в общепринятом значении этого термина - доносчицей на коллег в органы. Генерал Власик передал ее "донос" в Лечсанупр Кремля, тому самому Егорову, на которого он был написан. Если бы этот документ считался "служебно-оперативной информацией", никогда органы так не поступили бы".

    Дальше - еще более интересно. Шестого сентября Егоров созывает собрание, которое клеймит Тимашук как "чужого" и "опасного" человека, после чего ее переводят из "кремлевки" во второстепенный филиал. Здесь же Хейфец приводит признание Виноградова (не под пыткой выбитое, а данное им перед освобождением в 1953 году): "Все же необходимо признать, что у А.А.Жданова имелся инфаркт, и отрицание его [...] было с нашей стороны ошибкой".

    То есть, выходит, имел место обычный конфликт "старого" и "нового", номенклатурных врачей, подобранных органами (по мнению Хейфеца и тех специалистов, на которых он ссылается) не по профессиональным качествам, а по признакам лояльности, и молодого профессионала, имевшего неосторожность высказать собственное мнение и настаивать на нем. Классический сюжет для фильма на производственную тему...

    Существенно указание Хейфеца на то, что во всей группе врачей, пользовавших Жданова перед смертью, не было ни одного еврея - "за исключением доктора Карпай, которая тогда находилась [...] в отпуске на юге". То есть "особое мнение" Тимашук заведомо не носило антисемитского характера. Более того, дело врачей-вредителей было открыто летом 1951 года (мне, правда, кажется, что и раньше даже, но сейчас просто негде проверить), а о письме Тимашук следователь Рюмин узнал лишь через год и вызвал ее на допрос в качестве свидетеля. После этого Власик был арестован по приказу Сталина, а Поскребышев получил указание отыскать (sic!) письмо. "Дальнейшее известно", - пишет Хейфец. Оно и вправду известно.

    До самой своей смерти (1983) Тимашук постоянно писала письма в ЦК КПСС и иные высокие инстанции с требованием общественной реабилитации. Понятно, впустую.

    Суть "дела врачей" от рассказанного не меняется. А вот при мысли о том, как прожила сама Лидия Тимашук последние тридцать лет своей жизни, скверно становится.
      (Оригинал сообщения)
Michael Bolotovski: hockey 15:30, June 8th 2002
eremei

                                                                      
      Уроки Солт-Лейк-Сити: задание на дом
    Эту статью, посвященную итогам Олимпиады в Солт-Лейк-Сити, я написал в начале марта для одного из популярных московских журналов. По каким-то неизвестным мне причинам из мартовского номера она переместилась сначала в апрельский, а потом, когда стало известно, что апрельский номер выйдет в свет и вовсе в июле, ее решено было снять, как устаревшую. О чем я и узнал на днях. Посему публикую ее здесь, как никому уже не нужную.

    Михаил Болотовский
    УРОКИ СОЛТ-ЛЕЙК-СИТИ: ЗАДАНИЕ НА ДОМ

    Вместо предисловия

    Куда как просто написать статью об итогах Олимпиады в Солт-Лейк-Сити. Рецептура ее несложна и многими опробована: на полтора фунта разговоров об американском шовинизме - одна столовая ложка рассуждений о том, что минувшие Игры были самыми скандальными в новейшей истории олимпийского движения, полстакана переживаний по поводу того, что судейство и система допинг-контроля в их нынешнем виде превратились в полицейскую дубинку, с помощью которой от пьедестала отгоняют конкурентов, щепотка сетований на беспомощность и несамостоятельность российских спортивных функционеров. Полученное блюдо заливается густым соусом брани по адресу президента Международного олимпийского комитета Жака Рогге (из всех мыслимых написаний его фамилии произвольно выберу именно такую - благо, споры о правильности написания на русском языке тех или иных имен и фамилий не прекращаются до сих пор) и украшается слезоточивыми воспоминаниями об олимпийских идеалах, завещанных нам Пьером де Кубертеном. Сентенции на тему оголтелой коммерциализации и политизации спорта добавляются по вкусу.

    Это блюдо вполне съедобно. Нечто вроде суточных щей. Не Бог весть, как вкусно, зато голод утолен, и изучать рецепт приготовления черепахового супа нет никакого желания. Я уж и не говорю про архиерейскую уху... какая там архиерейская уха! Семь видов рыбы и три вида мяса, да еще в строго определенных пропорциях - это, право слово, морока. Конечно, жаль, что мы так и не научимся готовить черепаховый суп и вконец разучимся варить архиерейскую уху, а по прошествию некоторого времени снова будем заливать голодное брюхо суточными щами. Но это можно пережить.

    Все можно пережить. Можно отлить собственные золотые олимпийские медали и торжественно вручить их Лазутиной или Слуцкой. Можно сослать Леонида Тягачева, злосчастного председателя Олимпийского комитета России, на вечное поселение в Нарьян-Мар. Можно провозгласить хоккейную сборную, занявшую третье место (вслед за канадцами и американцами) "олимпийским чемпионом Европы" - это тоже заглушает здоровое чувство голода. Можно, короче, долго и сладострастно заниматься самообманом. Но это будет означать только одно: урок Солт-Лейк-Сити не пошел России впрок. Получивши пощечину, гусар не вызвал своего обидчика на дуэль, не принялся усердно упражняться в стрельбе и фехтовании, а горько запил в ближайшем кабаке, лишь временами оглашая своды питейного заведения отборной матерщиной.

    Жаль, если этим все и кончится. Ибо есть повод для много более серьезного разговора.

    1.

    ...А прошедшая Олимпиада была и вправду удивительной. Разнообразные странности и скандалы, связанные то с одним, то с другим российским атлетом, начались еще до ее начала. За сутки до торжественной церемонии открытия была дисквалифицирована лыжница Наталья Баранова: повышенное содержание эритроцитов в организме. Тот факт, что Баранова перенесла незадолго до того беременность (факт, замечу, легко поддающийся проверке) не произвел, однако, на экспертов Всемирного антидопингового агентства ровным счетом никакого впечатления: презумпция виновности подозреваемого, согласно которой результаты исследования считаются решающими вне зависимости от наличия умысла или хотя бы безответственных действий спортсмена, восторжествовала. В качестве аргумента чиновники ВАДА использовали - к слову, не без оснований, - то, что в мировой спортивной практике беременность на ее ранних стадиях весьма часто использовалась как стимулирующее средство. Все так, действительно использовалась. Но какова формальная основа дисквалификации Барановой? Использование какого именно препарата, упомянутого в допинг-листе, было ей инкриминировано? А никакой не было формальной основы. Повышенное содержание эритроцитов, как и было сказано. Измена олимпийским идеалам через намерение - строго по Вышинскому.

    Можно было протестовать. Но не стали.

    Впрочем, еще до истории с Барановой не то что прогремела, а пробурчала, еле слышно прокатилась еще одна история с дисквалификацией, хоккейная: российскому судье Леониду Вайсфельду было отказано в выдаче олимпийской лицензии. И тоже, вроде бы, не без оснований: Вайсфельд подрабатывал в одном из клубов Национальной хоккейной лиги, что давало повод для сомнений в его беспристрастности. Но фокус был в другом: ему отказали в лицензии через несколько часов после того, как истекли сроки подачи заявок, то есть Россия уже не могла выставить вместо Вайсфельда другого арбитра. Конечно, и это могло бы показаться мелочью, если бы не то изумительное обстоятельство, что одновременно, с официального благословения МОК, к судейству хоккейных матчей тех команд, в составах которых преобладали игроки клубов НХЛ, было решено допускать только энхаэловских судей! Тенденциозность этого решения была настолько откровенной, что Оргкомитет немедленно выпустил инструкцию, согласно которой телевизионным комментаторам запрещалось в ходе своих репортажей разглашать гражданство арбитров - в большинстве своем, ясное дело, американцев и канадцев. Тут вместо точки можно поставить любое количество восклицательных знаков, по желанию.

    Не стали, впрочем, и здесь протестовать, проглотили и это.

    Дальше - больше. Российские фигуристы Елена Бережная и Антон Сихарулидзе выигрывают "золото" в соревновании спортивных пар, опередив канадцев Жами Сале и Дэвида Пеллетье на один судейский голос: пятеро судей - за россиян, четверо - за канадцев. Главной героиней скандала становится французский арбитр Мари Рене Ле Гун, на которую якобы оказывалось давление и которая якобы в этом призналась. (Вот, к слову, прелюбопытный вопрос, которым, кажется, никто не задался: почему высокопоставленные поклонники канадской пары избрали в качестве жертвы именно француженку? Почему, скажем, не китайского арбитра или не русского? Мы еще вернемся к этой теме, но чуть позже.) Принимается беспрецедентное, фантастическое решение: вручить проигравшим (sic!) второй комплект золотых медалей. То есть создается один из опаснейших в олимпийской истории прецедентов: отныне не просто можно оспорить любое решение судей - в том было бы еще полбеды, - но и провозгласить проигравших чемпионами вообще без судейского решения. Острословы тотчас же предложили на всех последующих Олимпиадах отливать сразу три комплекта золотых наград: два вручать без борьбы американцам и канадцам, а третий разыгрывать уже собственно в ходе соревнований. В огонь разгоревшегося скандала подлила масла обвиненная во всех грехах Ле Гун, которая, едва успев отъехать на безопасное расстояние от Солт-Лейк-Сити, выступила с сенсационными заявлениями о том, что давление на нее действительно оказывалось, но... в пользу канадцев. На это, само собой, никто в руководстве МОК не обратил внимания. Представители ОКР протестовали, но вяло. Достаточно напомнить, что апофеозом этого "протеста" стало распоряжение руководства ОКР: Бережная и Сихарулидзе обязаны присутствовать на повторной церемонии награждения, то есть при торжественном вручении Сале и Пеллетье не выигранного ими "золота". Даже китайские фигуристы Сюе Шэнь и Хунбо Чжао, занявшие третье место, отказались участвовать в этом, по их собственным словам, "постыдном фарсе". Но то китайцы, испорченные, как известно, тоталитаризмом. Свободные же россияне, чья победа была фактически дезавуирована, униженно поднялись на пьедестал под звуки канадского гимна, и даже не стали настаивать, чтобы российский гимн был исполнен первым.

    Тут любопытно отметить, что ради трансляции этой самой церемонии несколько ведущих мировых телеканалов прервали свои передачи, а комментатор CNN даже отметил, что катание Сале и Пеллетье в произвольной программе было "колдовским". Ну, а колдовству, как справедливо заметил классик, стоит только начаться, а там уж его ничем не остановишь. И, в строгом соответствии с генеральной линией МОК, судьи принялись творить настоящие чудеса, рядом с которыми даже каскад прыжков в 4,5 оборота покажется медвежьей цирковой пляской. Прокатили Ирину Лобачеву и Илью Авербуха. Потом дошла очередь до Ирины Слуцкой. Ирина выиграла у американки Сары Хьюз настолько убедительно, что легендарный Скотт Хэмилтон, комментировавший соревнования по заказу группы телеканалов, обронил в эфире: "Все ясно". Нет, не все было ясно. Важно не то, как танцуют, а то, как считают. Судейского единогласия, правда, достичь не удалось, голоса распределились по той же схеме, что и в парном катании: пять против четырех. Казалось бы, вот он, звездный час олимпийской политкорректности - теперь Слуцкой, как и Сале с Пеллетье, вручат вторую золотую медаль. Но в ответ на протест российской делегации Жак Рогге пожал плечами: "Судейство было справедливым".

    Столь же справедливым было судейство и на хоккейном турнире. Матч сборных России и Чехии, полагаю, надо показывать начинающим арбитрам в качестве учебного пособия и наглядного примера того, как не надо судить. Российские хоккеисты сменяли друг друга на скамейке штрафников, чехам же позволялось на площадке решительно все. Чудом, молитвами болельщиков и вдохновением, снизошедшим в тот день на вратаря российской сборной Николая Хабибулина, удалось удержать победный счет 1:0. Но уже на следующий день появились сообщения, что Хабибулину предстоит пройти дополнительный тест на допинг. Вообразим себе состояние голкипера и всей команды, которая в канун полуфинальной игры с американцами рисковала остаться с дублером в воротах. Объяснений, почему именно фигура Хабибулина (а не Каспарайтиса или не Ковальчука, скажем) вызвала особый интерес, так и не последовало. Да и не было нужды в каких-либо объяснениях, признаться: если американцам не удалось заполучить в соперники чехов, являвших собою лишь бледную тень "дрим-тим" образца Олимпиады в Нагано, подобного демарша следовало ожидать.

    Главный скандал, впрочем, еще предстоял. Менее чем за полчаса до начала эстафетной гонки лыжниц было объявлено, что у шестикратной олимпийской чемпионки, лидера российской команды Ларисы Лазутиной и ее подруги по команде Ольги Даниловой обнаружено повышенное содержание гемоглобина. В первых разъяснениях ВАДА упоминался дарбепоэтин - препарат, следы которого были обнаружены у Лазутиной. Тут уж поневоле возникли сомнения. Дело не только в том, что дарбепоэтин является настолько сильнодействующим средством, что дал бы заведомо большее превышение содержание гемоглобина, чем у Лазутиной (16,8 единиц при норме в 16), но и в том еще, что использование этого препарата, вокруг которого было много шума накануне Игр, легко определяется даже при простейшем анализе. Не выжили же, право, российские спортивные "химики" из ума, чтобы так откровенно подставляться? Но эти доводы ни на кого не подействовали: с соревнований была снята вся команда, считавшаяся безусловным фаворитом гонки. И более того, у Лазутиной было решено отобрать золотую медаль, уже выигранную ею в 30-километровой гонке. Дисквалифицировали, само собой, и Данилову, завоевавшую в той же гонке "серебро". "А бронзовым призером, наверное, была американка или канадка?" - спросит догадливый читатель, уже начавший понимать механику происходившего. Натурально, так - канадка Бэкки Скотт.

    Примеров откровенно пристрастного - со знаком "минус" - отношения олимпийских судей и "допинг-контролеров" к российской команде (примеров, может быть, не столь ярких, но оттого не менее очевидных) можно было привести еще много. Но остановлюсь. Тем, кто следил за ходом Игр, эти примеры известны и без меня. А тем, кто хочет составить представление о происходившем по публикациям "пост-фактум", хватит, надеюсь, и приведенных. И вряд ли расхожая фраза насчет того, что все происходившее с российскими спортсменами в Солт-Лейк-Сити, трудно назвать иначе, нежели национальным унижением, покажется кому-то изрядным преувеличением.

    Оставалась последняя надежда на реванш - если не на реванш по количеству медалей, то хотя бы на моральный - хоккейный матч сборных России и США. Увы, финальная сирена прозвучала при счете 3:2 в пользу хозяев. Судейство (отдадим должное тем, кто решил не перебарщивать) было вполне пристойным. Странность заключалась совсем в другом: в самой игре сборной России. На протяжении двух первых периодов команда занималась на площадке разве тем, что старательно выполняла главную тренерскую установку: не давать повода для удалений. К моменту сдачи этой статьи в печать автору, к сожалению, не удалось выяснить, кому принадлежала честь изобретения такой замечательной "установки": главному тренеру сборной Вячеславу Фетисову или же функционерам ОКР. Но, зная Фетисова без малого двадцать пять лет (с 1977 года, когда я брал у 19-летнего Славы первое в его спортивной жизни интервью для Всесоюзного радио) рискну все же предположить, что сия сомнительная честь принадлежит последним. Тем более, что такие, самоубийственные с точки зрения игры и ее результата установки - вовсе не новинка в практике отечественных спортивных чиновников. Нечто очень похожее произошло в 1982 году в Испании, на чемпионате мира по футболу, когда перед матчем с поляками сборная СССР получила от функционеров Спорткомитета беспрецедентное указание: "Главная задача - сыграть корректно". Не выиграть, а сыграть корректно! Можно проиграть - лишь бы не спровоцировать народное недовольство в Польше, раздираемой в пору борьбы тамошнего партаппарта с "Солидарностью" тяжелыми внутренними конфликтами. И блестящая команда, собравшая под свои знамена лучший, по мнению специалистов, в истории советских сборных состав начиная с конца пятидесятых, и способная если не выиграть чемпионат, то взять одно из призовых мест по меньшей мере, сыграла корректно. Сыграла - и вылетела, конечно же, с чемпионата. Вылетели, не дойдя до финала, и хоккеисты, оставив в памяти болельщиков лишь блистательно проведенный третий период. Что же произошло в раздевалке ледового дворца Солт-Лейк-Сити в перерыве? Фетисов взорвался, послал функционеров подальше, и разрешил играть в нормальный хоккей? Сама команда ослушалась установки? Бог весть. Факт остается фактом: на лед в третьем периоде вышла совершенно другая команда, которой не хватило нескольких минут и капли везения для того, чтобы дожать растерявшихся и подавленных напором российской сборной американцев.

    Впрочем, грешен, отвлекся. Посмотрим же, как реагировало на эту бесконечную череду унижений руководство Олимпийского комитета России. И еще на то, как реагировала российская власть.

    2.

    Первые внятные голоса протеста прозвучали после скандала с Бережной и Сихарулидзе. Собственно, они и тогда, быть может, не прозвучали бы, кабы не дали маху сами организаторы кампании в поддержку претензий Сале и Пеллетье. А "мах" состоял в том, что на первом этапе кампании претензии были оформлены как обвинения в сговоре судей, представлявших страны "бывшего восточного блока". Видимо, сработала инерция: еще два или три года назад представители ОКР проглотили бы нечто подобное без ропота - и не такое доводилось глотать при "первом всенародно избранном". Но это при первом. А вот второму такой поворот событий явно мог не понравиться. Подняла ропот пресса, начали возражать и российские спортивные чиновники. И международная федерация конькобежного спорта "перестроилась" буквально в считанные часы: о сговоре будто позабыли, а главным виновником назначили вышеупомянутую француженку Ле Гун. Этим тонким маневром убивали сразу нескольких зайцев. Во-первых, Франция в восточный блок (что было известно даже чиновникам МОК и ИСУ) не входила; таким образом, политический оттенок исчезал. Возникало, напротив, впечатление суровой принципиальности: видите, бьем своих. Во-вторых, французам, которые уже не в первый раз "подводили" заокеанских коллег на Олимпиадах и чемпионатах мира по фигурному катанию, недвусмысленно давали понять: подобное вольнодумство далее им с рук не сойдет. В-третьих, из "своей", по мнению организаторов кампании, было легче выдавить требуемое признание в необъективности. Наконец, решалась и четвертая, уже косвенная, но все же проблема: тем федерациям, чьи судьи всегда были привержены европейской школе катания и потому выставляли более высокие оценки именно артистичным исполнителям - обычно тем же российским или французским фигуристам, - строго указывали на необходимость переформирования судейского корпуса и пересмотра критериев выставления оценок.

    Но и эта, казалось, идеальная схема все-таки не сработала: маховик скандала уже раскрутился. Более того, в развитии интриги парадоксальным образом оказалась заинтересована не только российская сторона, но и западные бизнесмены: в первую очередь, телевизионные компании и крупные рекламодатели. Первые немедленно превратили "дело Сале и Пеллетье" в грандиозное шоу. Вторые тотчас завалили канадскую пару множеством заманчивых предложений. (Достаточно сказать, что годовая сумма контракта канадских фигуристов, заключенного после Олимпиады с компанией "Procter & Gamble" на рекламу отбеливающего средства для зубов, составила 5 миллионов долларов.) Функционеры ОКР, выдержав щемящую паузу, выступили с серией заявлений для прессы. О серьезных формальных протестах и, тем более, о возможном отъезде сборной из Солт-Лейк-Сити, речи еще не было. А Бережную и Сихарулидзе, о чем уже говорилось выше, заставили участвовать в церемонии награждения канадской пары. На что же надеялось руководство делегации? На что надеялись высокопоставленные российские государственные чиновники, находившиеся с командой в Солт-Лейк-Сити? Видимо, по привычке, на то, что Запад, удовлетворенный их почтительно согбенной позой, умерит свои аппетиты хотя бы в оставшихся видах олимпийской программы. Косвенно это признал и глава ОКР Леонид Тягачев, сказавший на пресс-конференции в Москве уже после Олимпиады: "Мы не хотели нагнетать страсти, рассчитывая на разум и здравый смысл". Но если вынести за скобки традиционный политес, на обычный язык эта фраза переводится так: "Мы сдали вам Баранову, сдали Вайсфельда, сдали Бережную и Сихарулидзе - не требуйте от нас большего". Трудно сказать, чего было больше в подобной позиции: наивности или торгашества. Скорее, в ней было больше невежества, ибо опыт десяти лет, прошедших после крушения Союза (опыт отнюдь не только спортивный) показывал - всякая уступка приводит лишь к новым претензиям, все более настойчивым и бесцеремонным. Так и произошло - скандалы посыпались как из рога изобилия.

    О возможном отъезде с Олимпиады как о форме протеста впервые заговорила пресса. На властном уровне эту мысль впервые озвучили депутаты в стенах Думы - уже после того, как жертвами произвола МОК пали еще несколько российских спортсменов. Отдавать столь звучную и, главное, созвучную настроениям соотечественников инициативу парламентариям Кремль не захотел. В ход пошла тяжелая артиллерия. Сначала аппарат правительства выразил "сдержанное недоумение". Вице-премьер Валентина Матвиенко, находившаяся с командой в Солт-Лейк-Сити, прокомментировала происходящее на Олимпиаде чуть более резко. Наконец, и сам президент России высказал внешне корректные, но однозначно колкие соображения по адресу руководства МОК. Приободрившийся Тягачев потребовал от Жака Рогге принять незамедлительные меры к прекращению дискриминационной по отношению к российским спортсменам политики, угрожая в противном случае рассмотреть "вопрос о досрочном прекращении пребывания сборной в Солт-Лейк-Сити". На Рогге, впрочем, все демарши восточных варваров не произвели особого впечатления. Он ограничился двумя относительно заметными действиями: посетил российскую сборную в Олимпийской деревне, заверив ее в том, что "соревнования велись и будут вестись исключительно в духе честной борьбы" и высказав надежду на то, что "эмоции улягутся, все успокоится, и здравый смысл будет преобладать". А еще направил письмо президенту России.

    С этим письмом, надо сказать, вышел курьез: оно было адресовано... А.Путину. Судя по всему, именно это обстоятельство вывело из себя Кремль в решающей степени: следующие заявления Путина содержали куда более резкие выражения, нежели те, что позволялись раньше. Достаточно привести несколько цитат: "Господин Самаранч ушел, пришел господин Рогг, а для нового руководства МОКа первый блин стал комом... представители других стран, спортсмены которых не так задеты необъективным судейством, тем не менее занимают более активную позицию... вызывает удивление пассивная позиция Олимпийского комитета России и российских представителей в МОКе в связи с предвзятостью в решениях и судействе на зимней Олимпиаде". Казалось, вот-вот грянет буря, вот-вот объявят посадку на самолет. Но Рогге и тут проявил удивительное спокойствие - он только извинился за досадную путаницу с именем, а от каких-либо иных комментариев воздержался. Лишь заметил, что, по его мнению, Россия вряд ли покинет Олимпийские Игры.

    И ведь знал, что говорил.

    Вот сообщение ИТАР-ТАСС, появившееся днем ранее. Сообщение, которое заслуживает того, чтобы процитировать его полностью - тем более, что спустя несколько часов оно загадочным образом исчезло изо всех официальных информационных лент. Видимо, неспроста: оно полностью противоречит и тону, и содержанию высказываний Путина:

    Тарпищев: Путин предотвратил уход команды с Олимпиады
    ИТАР-ТАСС, 22.02.2002
    Президент России Владимир Путин предотвратил уход команды России с зимней Олимпиады. Как отметило информагентство DPA, его "влиятельное слово спасло Олимпиаду от крупнейшего бойкота со времени Олимпиады в Лос-Анджелесе в 1984 году. Шеф Кремля остановил тем самым объявленный олимпийскими функционерами России односторонний уход из Солт-Лейк-Сити, с угрозой которого они выступили на драматичной пресс-конференции".
    Агентство приводит слова члена Международного олимпийского комитета Шамиля Тарпищева, который в интервью DPA сообщил: "Президент Путин заявил президенту нашего НОК, что нарушение правил в отношении наших спортсменов в Солт-Лейк-Сити - недостаточное основание для того, чтобы покидать зимние Олимпийские игры". По его словам, о выводах из событий в Солт-Лейк-Сити Владимир Путин хотел бы говорить на встрече с представителями российского спорта после Олимпиады.


    Конец цитаты.

    Теперь, конечно, можно ругать функционеров. Такими, например, словами, как это сделал заместитель руководителя аппарата правительства Алексей Волин. Они, по его словам, "продемонстрировали полную беспомощность и бездействие. Не столько спортсмены, сколько наши спортивные функционеры проиграли Олимпиаду. Мы не увидели ни их влияния в МОК, ни авторитета в международных спортивных федерациях, ни внятной, продуманной и аргументированной позиции по возникающим проблемам и вопросам". Но, положа руку на сердце: можно ли всерьез критиковать российских спортивных чиновников, если позиция высшей государственной власти страны состоит, увы, в отсутствии какой бы то ни было четкой позиции?

    И Тягачев, и вице-президент МОК Виталий Смирнов звонили в Москву, в самые высокие кабинеты, едва ли не по десять раз на дню. Они были растеряны, они боялись принять самостоятельное решение, они и вправду были "беспомощны" и не имели "продуманной и аргументированной позиции по возникающим проблемам и вопросам". Все так, с Алексеем Волиным спорить трудно. Только об одном предпочел умолчать вице-руководитель правительственного аппарата: о том, что их беспомощность и несамостоятельность стала прямым следствием двойственного и противоречивого поведения Кремля.

    Надо ли было покидать Олимпиаду? Следовало ли хотя бы ограничиться неучастием в церемонии торжественного ее закрытия? Рассматривать эти вопросы в отрыве от позиции российского руководства по совести невозможно. Одно можно сказать уверенно: надлежало вести себя продуманно и последовательно. Так, отказывая в доверии экспертам ВАДА после скандала с Лазутиной и Даниловой, не следовало устраивать вселенские торжества вокруг "золота", завоеванного лыжником Михаилом Ивановым на 50-километровой дистанции - потому что выиграл эту дистанцию не Иванов, а выступавший под испанским флагом немец Йоханн Мюллег, лишенный золотой медали при столь же сомнительных обстоятельствах и все из-за того же злополучного дарбепоэтина. А озвучив устами Иванова инициативу бойкота церемонии закрытия, не следовало, испугавшись собственной дерзости, выкручивать ему и другим лыжникам руки, заставляя их идти на эту самую церемонию. Предъявляя претензии Жаку Рогге, не следовало устраивать ему без малейшего преувеличения царский прием в Олимпийской деревне, заткнув в "предварительном инструктивном порядке" рты тем спортсменам, которые собирались вступить с ним в прямую полемику перед объективами телекамер. И так далее.

    Сказавши "а", надо говорить "б". Или не говорить "а", тут уж одно из двух.

    Но, опять-таки, с головы или с хвоста тухла рыба? Нет сомнений: и Смирнов, и Тягачев, и многие другие спортивные функционеры - люди, как теперь принято говорить, "старой школы", бывшие чиновники партийной и профсоюзной номенклатуры. Наверное, им можно и даже нужно найти достойную замену. Проблема лишь в том, что механическое перемещение чиновников по ступеням иерархической лестницы и назначение на их посты толковых и дельных аппаратчиков "новой школы" мало что изменит до тех пор, пока власть сама не определит, чего она хочет и чего ждет от отечественного спорта, какое место отводит ему в шкале государственных приоритетов.

    Для того, чтобы попытаться найти ответ на этот вопрос хотя бы в первом приближении, нам не обойтись без экскурса в не столь давнюю историю.

    3.

    "Спортсмен в СССР - не любитель и не профессионал, а государственный служащий", - это весьма меткое определение принадлежит Василию Аксенову, а вернее, герою его романа "Остров Крым". Так повелось с давних времен. Минимум с той поры, когда Николай Крыленко произнес на Международном шахматном турнире 1932 года легендарные слова: "Мы должны раз и навсегда покончить с нейтралитетом шахмат. Мы должны раз и навсегда осудить формулу "Шахматы ради шахмат", как формулу "Искусство ради искусства". Мы должны организовать ударные бригады шахматистов и начать немедленное выполнение пятилетнего плана по шахматам". Процитировав этот отрывок в статье 14-летней давности, я предположил, что "сформировавшаяся в те годы система взаимоотношений между спортом и властью и практика политизации спорта... нами еще не скоро будут преодолены (если будут преодолены хоть когда-нибудь)". Правильно предположил. Только одного не учел я в порыве перестроечного энтузиазма: того, что эту практику невозможно ни преодолеть, ни изжить. Ее можно видоизменить: сделать так, чтобы из шахматистов не сколачивались ударные бригады, а составы футбольных сборных не определялись армейскими генералами, раз и навсегда отучить чиновников вмешиваться в чисто спортивные вопросы, искоренить отношение к спортсменам, как к "винтикам" и начать, наконец, видеть в каждом из них творческую личность - да, это безусловно можно было сделать. Но тогда мне и в голову прийти не могло, что "разгосударствление" спорта превратится по сути в его разгром.

    Тогда казалось, что разумная коммерциализация спорта, приход бизнесменов, способных предложить реальную альтернативу партийному контролю за всем и вся, построение новых прагматических схем взаимоотношений в рамках спортивного сообщества, соединение интересов государства с интересами спонсоров - это наилучший практический выход. Выход, добавлю, опробованный и давший очевидно благие результаты во многих странах мира. Но Россия, как уже не раз бывало, "пошла другим путем" - старая система была разрушена, а новая так и не возникла. Государство попросту самоустранилось от дел спорта, не дав возможным заинтересованным лицам (в первую очередь, тому же крупному и среднему бизнесу) никакого намека на то, что дальнейшая судьба отечественного спорта вызывает у него, у государства, минимальный интерес: ни сколько-нибудь ощутимых налоговых льгот, ни координированного изменения объема дотаций, ни программ поддержки некоммерческих дисциплин... Помню, как один из высокопоставленных чиновников гайдаровского кабинета прилюдно распекал тогдашнего председателя национального олимпийского комитета: вы, мол, старые замашки бросьте! Не те у нас нынче времена! Не социализм! В цивилизованном мире государство не содержит спортсменов - они содержат себя сами!.. И так далее, в том же духе.

    Эти, прямо скажем, дикие представления о положении спортивных дел на Западе (где, между нами говоря, тоже отнюдь не социализм), подкрепленные слепой верой во всесилие стихийного рынка, ничуть, однако, не соответствуют реальности. Вот слова Леонида Тягачева, произнесенные на пресс-конференции в Москве после возвращения из Солт-Лейк-Сити: "Российский спорт имеет 10 миллионов долларов в год, а национальные олимпийские комитеты США, Канады или Италии распоряжаются средствами в размере более 1 миллиарда долларов каждый. Даже в Греции на спорт выделяется ежегодно около 700 миллионов". Тягачев говорил правду, все действительно обстоит именно так. И, когда коллеги-журналисты поднимают главу ОКР на смех после того, как он просит довести бюджет Комитета хотя бы до ста миллионов, - отдают ли они себе отчет в том, что испрашиваемая сумма не является даже минимальной, а разве что достаточной для поддержания основных, так называемых "приоритетных" видов спорта, то есть тех, где позиции российских спортсменов еще относительно крепки?..

    Коммерциализация спорта - не прихоть Теда Тернера или Сильвио Берлускони, так же, как политизация - не плод больного воображения Леонида Ильича Брежнева или Джеймса Эрла Картера. Нравится нам это или не нравится, но современный спорт коммерциализирован и политизирован до крайних степеней. И вряд ли сложившееся положение вещей когда-нибудь изменится; напротив, оно лишь усугубится. Посему и выбор у России невелик: надо или выйти из мирового спортивного сообщества, замкнуться в кругу двух-трех десятков обиженных стран и проводить очередные Спартакиады и "Дружбы", или же перестать предъявлять к атлетам дилетантские требования типа "Нам победа как воздух нужна!", а заняться, наконец, делом: организацией современных спортивных систем, работающих во взаимодействии с системами государственными или в их рамках. Уже очевидно, что спорт не выживет без поддержки со стороны власти и бизнеса, которому, в свою очередь, власть предоставит вещественные стимулы к деятельности подобного рода.

    Предвижу классические возражения, прозвучавшие еще в ходе встречи гроссмейстера О.Бендера с васюкинскими любителями: а деньги? Где взять деньги? В кассе только двадцать один рубль шестнадцать копеек. Рискуя уподобиться Остапу Ибрагимовичу, скажу: "Давайте ваши двадцать рублей. На первичные телеграммы хватит. А потом начнутся пожертвования и денег некуда будет девать". Шутки в сторону - это действительно так. Только речь не о пожертвованиях, а о нормальной коммерции. О той самой прибыли, ради которой раз в четыре года ведущие державы мира при поддержке крупнейших фирм сражаются друг с другом за право проведения очередных Игр. О прибыли, которая исчисляется миллиардными суммами.

    Впрочем, не только ими. Исчисляется и политическая прибыль: уже не в долларах и не в рублях. Спорт был и остается мощным и многократно проверенным на практике способом подъема духа нации, достижения общественной патриотической консолидации, укрепления государственного сознания. В противовес этим утверждениям можно вспомнить об Олимпиаде 1936 года, запрограммированной на демонстрацию торжества "арийской расы". Но можно, было бы желание, вспомнить и о другом: скажем, о футбольном чемпионате мира 1998 года во Франции, когда успех команды хозяев, составленной на две трети из "разноцветных" потомков иммигрантов из стран Африки и Азии, почти втрое понизил рейтинг лидера радикальных националистов Ле Пена, в считанные дни превратив Францию во флагмана европейской политкорректности. Можно вспоминать о московской Олимпиаде 1980 года, ставшей для страны вряд ли меньшим позорищем в глазах остального мира, нежели Олимпиада в Солт-Лейк-Сити - для американцев. (К слову, о позиции самих американцев: по данным опросов телекомпании CNN, которую вряд ли кто-нибудь может заподозрить в недостаточной лояльности, лишь треть опрошенных сочла судейство на минувших Играх честным. А на вопрос о том, медаль какого достоинства следовало бы вручить организаторам Олимпиады, 38 процентов респондентов ответили: "Никакой", и лишь 30 процентов "вручили" им "золото".) Но можно вспомнить о ранее закрытых, опубликованных лишь в годы перестройки исследованиях, согласно которым после побед советских хоккеистов над канадцами в суперсериях разных лет производительность труда на предприятиях страны возрастала на 15-20 процентов, а уровень бытовой преступности, напротив, снижался на 20-25 процентов. Тут каждый, повторю, волен вспоминать о своем. Но невозможно спорить с тем, что спорт перестал быть явлением внеполитическим, чем-то таким, чем государство может пренебречь без ущерба для собственного престижа и крепости.

    Нужен ли преуспевающий спорт сегодняшней России? При Ельцине на этот вопрос отвечали однозначно: нет, не нужен. Исключение делалось разве для тенниса - первый президент России любил этот элитарный вид спорта странною, загадочной, но оттого не менее крепкой любовью. Спортивный обозреватель, отважившийся заговорить о "духе нации" или "патриотической консолидации", рисковал быть на веки вечные записанным в шовинисты или в красно-коричневые. Но сегодня, когда те же речи звучат с самых высоких трибун: изменилось ли что-нибудь на деле? Внятного ответа на этот вопрос пока нет. С одной стороны, изменилось, вроде бы: новое кремлевское руководство уделяет спорту и спортсменам много больше внимания. С другой стороны, никаких серьезных, стратегических решений по сей день так и не принято. Обнадеживающие слова произносятся, а обнадеживающих дел не видно. Двадцать рублей на "первичные телеграммы" пока что не выделены. Да и тексты этих телеграмм составлены разве что вчерне.

    Время, между тем, не терпит. Подобно тому, как Россия на протяжении десяти лет проживала богатства Союза и тем кормилась, так и российский спорт существовал на "запасе прочности", доставшемся в наследство от спорта советского. Увы, всякое наследство, если проматывать его в казино, не заботясь о преумножении, имеет печальное свойство кончаться. Надо - или стреляться - или наживать свое.

    Вместо послесловия

    В рамках одной, пусть относительно объемной журнальной статьи, невозможно сказать обо всем подробно. За кадром осталась тема допинга. За кадром остался и разговор о том, что, по мнению автора, хозяева Олимпиады в Солт-Лейк-Сити и руководители МОК проводили не столько антироссийскую, сколько чисто проамериканскую линию, в равной степени дискриминационную по отношению к спортсменам из самых разных стран (так, в сноуборде, ради американки Келли Кларк, судьи отняли очевидную победу у француженки Дориан Видаль, на шорт-треке по той же причине лишился "золота" кореец Ким Дон Сун, конькобежные судьи "не заметили" фальстарта будущего чемпиона, американца Фицрендольфа, вчистую была засужена литовская пара фигуристов Дробязко - Ванагас... и много, слишком много подобных примеров можно было бы привести). За кадром остались и рассуждения о возможных контрдействиях России в МОК и в "профильных" международных федерациях.

    Но главное все-таки в другом: России и дальше не видать архиерейской ухи как своих ушей, ежели она не научится ее варить. А суточные щи давно прокисли. Одна изжога от них.

    Март 2002.
      (Оригинал сообщения)
Michael Bolotovski: rav 03:19, June 19th 2002
eremei

                                                                      
      Ну и я тогда про первый день в Израиле
    или Наш ответ Авве

    Дело было 30 мая 1995 года. Прилетели мы в пять утра, вышли из самолета и сразу почувствовали, что жарко. То есть мы так и предполагали, что будет жарко, но не думали, что настолько. Видимо, был хамсин, но я тогда ничего в этом не понимал. В аэропорту никто нас не встречал, да и некому было. Ни "Сохнут", ни прочие славные ведомства нами не интересовались, ибо были мы простыми российскими туристами. Прошли паспортный контроль, вступили на израильскую землю.

    На израильской земле, у самого выхода из здания аэропорта, пошел нам навстречу улыбчивый мужичок лет 40, и на ломаном английском поинтересовался, не нужно ли такси. Мы кивали. Он повел нас куда-то далеко, в дебри бен-гурионовской автостоянки, усадил в машину и повез. На вопрос о цене ответил: 270 шекелей (это по тогдашнему курсу - 100 долларов без копеек) и даже показал для убедительности какой-то прейскурант на иврите. Счетчика в машине не было. Не объясняйте мне, что это было не такси, я и сам понимаю, но тогда не понимал и цен тоже не знал. Сын по дороге толкал меня в бок и говорил: "Па, смотри, одни иномарки". Жена и дочка, попавшие за бугор впервые, просто смотрели по сторонам и свыкались с реальностью.

    Шофер привез нас к гостинице "Гранд Бич" в Северном Тель-Авиве, где нам по ваучеру от турбюро полагались два номера, и отбыл в неизвестном направлении. А мы легли спать, потому что две, если не три ночи не спали - сборы, визиты друзей, много водки, нервотрепка и прочее. Только отзвонили отцу в Москву: мол, все в порядке, долетели, - и легли.

    Проснулись где-то около полудня. Осведомились у портье о том, где тут ближайший супермаркет. (По российской еще осторожности покупать еду в лавочках мы боялись.) Оказалось, что на улице Бен-Иегуды. Поехали туда на маршрутном такси, купили еды, вернулись в гостиницу, все съели и пошли на море. Купались, посменно дежуря у дамской сумочки, где лежали деньги. Быстро убедились в том, что туристы мы фиговые: не было у нас ни солнцезащитных очков, ни термоса для ледяной колы, ни даже пляжных тапочек. Поэтому быстро свернулись и отправились в "Дизенгоф Центр" - кто-то нам присоветовал туда ехать, уже не вспомню, кто.

    Вернулись в гостиницу с покупками, но сил снова идти на пляж уже не было. Посидели в номере. Я дозвонился на работу старому товарищу, с которым не виделся лет семь и который писал мне письма о том, как нас всех ему не хватает. Думал, он приедет тотчас же, но товарищ сослался на занятость и обещал заехать на неделе. Тогда меня это, помнится, удивило. (Теперь не удивило бы, конечно. Удивительно скорее то, что он действительно заехал на неделе.)

    Потом пошли в гостиничный ресторан. Старый официант, добрый и разговорчивый болгарский еврей, накормил нас всякими разными вкусностями. Я, дикий человек, заказал бутылку водки, но старик объяснил мне, что в бутылках здесь подавать не принято. Так он и носил весь вечер даблы, бедняга.

    Перед сном пошли погулять. К жаре вроде уже привыкли. Один из ребенков спросил меня, показывая на уютный дом в одном из зеленых переулков, примыкающих к набережной: "Папа, это наш домик?". "Наш", - категорично и, в общем, вполне искренне ответил я.

    Около десяти вечера легли спать. Ночью сыну - от ресторанного изобилия и приключившегося по этой причине пережора - стало худо, и он осквернил дорогой гостиничный ковер. Впрочем, это уже 31 мая было, так что не в счет.

    В общем первый день в Израиле нам очень понравился. Только усталость мешала, конечно. Другие дни были интереснее, но спрашивали-то про первый...
      (Оригинал сообщения)

Записи 80-99 (Memories)
|  0-19  |  20-39  |  40-59  |  60-79  |  80-99  |  100-119  |  120-139  |  140-145  |

[ Krylov's Livejournal  |  info  |  Add this user  |  Архивы Krylov  |  Оглавление  |  memories ]
2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  |  11  |  12  |  1  |  2  |  3  |  4  |  5  |  6  |  7  |  8  |  9  |  10  | 

With friends like these...
Advertisement on IMPERIUM.LENIN.RU:
Ганс Зиверс | Общество Единого Ненасильственного Мира | Русские Боги
В.И.ЛЕНИН -- БОЖИЙ ПОСЛАННИК | А. Проханов. "Мы будем срать на ваших могилах!"


:ЛЕНИН: